Луис Грачос Русское возрождение: Новые работы Тимура Новикова Статья к выставке Т. Новикова “Русское возрождение” в Центре изящных искусств, США, Майами, октябрь 1992 – январь 1993

Тимур Новиков с момента своего появления в 1977году в ленинградском художественном андеграунде безусловно является вдохновителем и воплощением нового художественного духа своего поколения. Новиков посвятил 15 лет работе по новому прочтению и интерпретации запутанной истории культуры и мифологии родного города и родной страны. Творчество Новикова отражает и актуальные проблемы современной жизни Санкт-Петербурга в период великих политических, экономических и культурных перемен. Его элегантные минималистские образы – архитектура, корабли, самолеты, универсальные символы – предлагают сверхъестественную доступность, превосходящую политические и культурные границы, одновременно выражая ясность понимания текущих сложных задач и неопределенность будущего современного ему общества.
В конце 1970-х и в 1980-е годы в Санкт-Петербурге возродился коллективный дух, проявившийся в деятельности андеграунда с пылкостью, которой не наблюдалось десятилетиями. Политика гласности, декларированная Горбачевым в середине 1980-х, дала импульс к формированию сообщества художников, поэтов, музыкантов, перформансистов, писателей, стремящихся извлечь национальный корень из своей сложной культурной истории. Проводя параллель с традициями до- и послереволюционного авангарда начала ХХ века и 1920-х, этот новый взрыв творчества, исследования и оптимизма в искусстве служит возрождению и обновлению художественной индивидуальности Санкт-Петербурга. Несмотря на то что «официально» санкционированное советское искусство продолжало существовать, именно эта неофициальная субкультура вызвала интерес за пределами Советской России. Когда такие известные художники, как Джон Кейдж, и многие кураторы, писатели и арт-дилеры из Европы и Соединенных Штатов обратили внимание на этот расцветающий центр искусств, Ленинград стал средоточием международного интереса.
В начале 1980-х Ленинград приобрел известность благодаря рок-музыке и группам, практикующим перформанс, однако небольшая неутомимая группа молодых художников упорно стремилась внести свой вклад. Лидером этого движения был Тимур Новиков. К 1982 году он организовал и создал группу «Новых художников», а затем Клуб друзей Маяковского, которые проводили многочисленные коллективные выставки, известные как квартирное искусство, и вскоре стали ядром художественного андеграунда в Санкт-Петербурге. Новиков вместе с группой «Новых художников» и Клубом Маяковского принимал участие в представлениях «Популярной механики», экспериментальной труппы, объединявшей более 40 музыкантов, художников и перформансистов, а также участвовал в неформальном объединении мультимедийных художников АССА. Он был первым, кто начал выставляться за рубежом и помогать продвижению некоторых талантливых молодых художников, из которых в настоящее время, вероятно, наиболее известен Сергей Бугаев (Африка), художник из Санкт-Петербурга.
Передовое ленинградское художественное сообщество солидарно с западными героями – Джозефом Байусом, Энди Уорхолом и Кейтом Херингом, теми, кто подчеркивает роль художника как общественного деятеля. Подобно художникам Ист Виллэдж 1979–1981 годов, ленинградцы считают тенденцию, моду и клубную сцену важными элементами, определяющими культурную жизнь Санкт-Петербурга. Объективность нового видения не исключала факта деятельности гей-содружества художников и писателей, процветавшего в Санкт-Петербурге несмотря на незаконность гомосексуализма в советском обществе. Новиков также фигурирует в этом движении и отдает дань, создавая серию работ, известную как «Приключения Оскара Уайльда», сопереживая эксцентричной творческой жизни Уайльда и преследованию его гомосексуальных убеждений.
Тимур Новиков обычно работает в технике коллажа на ткани. Используя комбинации тканей, найденных в магазинах или привезенных из путешествий, он создал великолепную художественную форму, восходящую к символизму флагов и знамен. Новиков изобретателен и мастерски использует этот материал, часто выбирая вызывающе блестящие, тяготеющие к кичу материи. Его гений очевиден в его умении соединить эти разнообразные текстуры в пределах композиции. Затем он либо рисует, либо наносит по трафарету, либо делает коллаж прямо на ткани. В последнее время он использует в коллажах на ткани фотографии.
В творчестве Новикова ткань имеет двойное значение – это одновременно основа и несущий композиционный элемент. Вначале он сшивает два тщательно подобранных контрастирующих прямоугольника ткани. Шов создает отчетливую линию горизонта, которая ориентирует зрителя в пространстве, времени и масштабе. Горизонтальное деление пространства являлось важной особенностью композиции в русском искусстве на протяжении тысячи лет. Оно канонизировано в русской иконописи и было важным элементом, фактически базовым, в работах Казимира Малевича. Санкт-Петербургский искусствовед Виктор Мазин метко высказывается, что работы Новикова – это «своеобразный минимализм, который восходит генетически к «Черному квадрату» Малевича». Новиков объединяет классический образ и Малевича в своей работе «Апполон на черном квадрате», поставив Апполона на черный квадрат на зелено-золотом фоне, подразумевая связь между греческим « золотым веком «V столетия до новой эры и суперматизмом ХХ столетия.
Применение ткани как средства художественного выражения имеет исторически значимый прецедент в русском промышленном дизайне до- и послереволюционного периодов. Еще в 1916 году русские авангардисты создавали ткани и костюмы в духе супрематизма. Александр Родченко, Любовь Попова, Казимир Малевич, Наталия Гончарова – все они выставляли такие работы в Москве на выставках Современного декоративного искусства в 1916 и 1917 годах. Текстиль был также составной частью конструктивистского идеала. Ткани, выпускаемые в 1920-е годы для советских мужчин и женщин, наглядным образом напоминали о великих днях революции. Конечно, развитие сюжетно-тематического текстиля соответствовало основному направлению советской культуры 1920–1930-х годов, то есть распространению советской идеологии среди народных масс. Ткани стали важнейшей формой пропаганды наряду с политическими плакатами, графикой и фарфором. Текстильные мануфактуры процветали; в Ленинграде комбинат имени Веры Слуцкой производил разнообразные яркие ситцы, фланели и сатины с игривыми динамичными рисунками Варвары Степановой, Сергея Бурылина и других. Среди десятков художников, славших свои эскизы на текстильные мануфактуры, были Попова и Родченко, который декларировал, что «кусок ситца – такой же продукт художественной культуры, как и живопись», и испытывал по поводу возможностей промышленного дизайна такой же энтузиазм, как и по отношению к изящным искусствам.
Новиков выбирает материю не только по причине исторического художественного значения, но и потому, что в догорбачевские времена художественные принадлежности были дефицитны и недоступны для тех, кто не состоял в Союзе художников. Работы на тканях отличаются быстротой исполнения и удобны для спонтанного экспонирования в нестандартных пространствах, характерных для квартирного искусства. Вероятно, простота перевозки была важным фактором и давала возможность выставляться за рубежом во времена, когда вывоз картин представлял собой проблему для художников.
Стилистически для творчества Новикова характерны элементы, напоминающие «живопись новых образов» (New Image Painting), основу творчества неформальной группы американских художников поздних 1970-х, особенностью которых являлось использование минимализованных образов. Карликовые фигуры на обширных полях чистого цвета или портретный минимализм Роберта Московица и Луиса Лэйна удивительным образом подобны «просторной» образности Новикова. Подобно художникам «новых образов», Новиков создает яркие и загадочные образы, используя минимум деталей.
В этом духе создана серия «Ленинград» (1989), в которой с присущей ему элегантностью Новиков отображает мистическую красоту родного города. Неоклассические здания, увенчанные куполами, экзотические византийские соборы, барочная скульптура общественных зданий и романтические протоки и каналы – блистательный городской пейзаж на берегах Невы. Несмотря на то что сложная архитектура сведена к простым формам, зритель узнает уникальные архитектурные памятники петровского барокко. Здесь и знаменитый купол Исаакиевского собора, построенного как памятник Николаю I, и безошибочно узнаваемый фасад Зимнего дворца Бартоломео Франческо Растрелли. Теряются в невских просторах два боевых корабля и наполовину погрузившаяся подводная лодка, напоминая зрителю, что он видит не перспективу XVIIIвека, а современный город, переживший две мировые войны и революцию, оказывается лицом к лицу с ненадежным будущим, с постоянной угрозой беспорядка. В романтической работе «Белая ночь» (1991) Новиков открывает великолепие летней ночи в Санкт-Петербурге, когда солнце не заходит даже в три часа ночи. Однако вновь переливающийся золотой фон неба противопоставлен темной мрачной Неве с боевыми кораблями, рассекающими ее воды, в то время как пролеты разведенных мостов вздымаются над городом.
В работе «Китай» (1991) мы видим интерес Новикова к экзотике, к Китаю, когда крушение коммунизма произошло в его собственной стране. Сверкающий серебристый шелк переднего плана олицетворяет покрытые зимними снегами восточные земли; традиционный китайский храм метафорически возвышается в одиночестве. Новикова интересует будущее Китая теперь, когда он остается последней сильной державой, преданной идеалам коммунизма.
Скромная элегантность и минималистская природа новиковских работ коренится в уверенности, что новейшие компьютерные технологии, развитие средств массовой информации через спутниковую сеть, растущее число художественных журналов – все это ведет к избытку визуальной информации в искусстве. Новиков говорит, что в творчестве стремится в конце концов к «красоте, хотя есть мнение, что красота почти совсем отсутствует в сегодняшних художественных поисках». Новиков отчетливо формулирует свою цель «адаптировать современное искусство для зрителя, очеловечить взаимоотношения искусства и зрителей... .Важная особенность моих работ – это их содержание, и я решительно утверждаю его позитивную природу... .Выбранное наглядное средство выражения помогает избежать повествовательности, назидательности, непонятности».
Простые образы Новикова скупы, но поэтичны, скромны и все же дерзки. Они выражают восхищение родным городом и родной страной, любовь к путешествиям и интернационализм, поиск собственной индивидуальности и личное отношение к быстрым переменам и конфликтующим традициям русского общества. Сила его творчества хранится в миниатюрной четкости, доступности и, в конечном итоге, в способности выражать идею, имеющую определенный исторический контекст, и тем не менее превосходить этот контекст и обращаться к аудитории, минуя ее культурные и политические границы.

годах Малевичем и его последователями Линдин родился в году грузовой лифт запчасти лачетти посмотреть на avtoboks24.ru купить камин в спб дизельный сварочный генератор эксклюзивные диваны