НЕ УМНОЖАТЬ ЗЛА

В тексте 68 mail-radek'а О. Киреев просит - тех, кто имеет возможность, - опубликовать информацию о неком Тер-Оганьяне, который в московском Манеже совершил надругательство над православными иконами. Возбуждено уголовное дело - "разжигание межконфессиональной вражды", но автор текста уверен - "суд ничего не решит". Всем известна практика московских радикалов по уходу от ответственности, основанная на дезавуировании противозаконных действий, называя их артистическим жестом. Обращение О. Киреева, собственно, и есть начало кампании, обеляющей кощунствующего акционера (это не опечатка: затруднительно назвать г-на Тер-Оганьяна акционистом, в виду очевидности получаемых им дивидендов, политических, по крайней мере).
Поставив всё с ног на голову, заговорив о церковном и государственном насилии, О. Киреев сообщает с гордостью, - ""героем скандала является художник с конкретной историей (один из самых талантливых авторов 1990-х годов, участник многих международных проектов, его работы висят в Русском музее)". Тут следует заметить, что сотрудники РМ не подтвердили наличие в экспозиции работ "героя скандала".Нет сомнения, что среди влиятельных лиц артистического бомонда найдутся сочувствующие и покровители столь выдающейся личности. Упоминание Русского музея всуе, к сожалению, стало для этих лиц привычным делом. Чиновникам от культуры кажется, что они идут в ногу со временем, делая вид будто история искусства и история авангарда синонимы. Россия отдала дань авангарду сполна и сегодня навязывать ей это тупиковое ответвление искусства в качестве единственного верного пути развития искусства - как минимум, опасное заблуждение.
В связи с событиями в Манеже вновь приходится говорить об авангарде, как средстве борьбы с традицией.
Надо сказать, что разница между искусством и авангардом заключается в национальной основе искусства, которое в своих вершинах достигает наднационального звучания. Общее для всех людей восхищение красотой обогащается при этом тончайшими ньюансами, характерными для того или иного народа. Авангард, напротив, стирает национальные особенности произведения, выпячивает технологию и, уничтожая естественную структуру создания и восприятия произведения, делает его недоступным, рассчитанным на узкий круг посвящённых. Поневоле вспоминаются слова А. Бретона о том, что философ, пишущий непонятно, - подлец.
Кроме того, в претензии авангарда стать новым искусством заключена определённая цель - уничтожить искусство как одну из составляющих частей национального самосознания. Можно и нужно быть новым по отношению к чему-то уже имеющемуся. Уничтожая целенаправленно "старое" искусство, авангардисты попросту хотят стать единственными не в своём роде, а единственными по существу деятелями культуры. Верх наивности считать, что действия подобных радикалов не являются, в первую очередь, политическими только потому, что сами они называют себя художниками. Типичное самозванство, вносящее путаницу. Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой поясняет: художник это "человек, который творчески работает в какой-нибудь области искусства". В чём же проявили себя "участники многих международных проектов"? И в Черногории, где московские радикалы надругались над иконами, и в Москве они осуществляют глобальный проект по уничтожению Православия - силы, противостоящей тотальной американизации Европы и России. Вот в какой области работают тер-оганьяны.
И совсем не антиклерикальные мотивы двигали поднявшим руку на иконы. Тогда бы он покусился, например, на "мерседес" какого-нибудь не в меру озабоченного мирскими делами служителя культа. Это был способ ещё и самовыразиться, убрать всех злобных московских шутов, превзойти их в кощунстве. Ссылки О. Киреева на то, будто всем известно, "что его (Тер-Оганьяна) целью было не "кощунство", а достаточно остроумный приём интеллектуального спора с московскими радикальными художниками", не убеждают православного человека, что это был творческий акт, а не глумление над святынями. И это закономерно. Точно так же не удалось убедить мусульман в том, что "Сатанинские стихи" С.Рушди - всего лишь стихи. На них последовало также достаточно остроумное решение мусульман в отношении Рушди, после чего пребывание этого поэта в странах ислама сделалось невозможным.
Московские радикалы и их вдохновители в Соединенных Штатах недооценивают твердости Православия, которое мешает им установить окончательно Новый Мировой Порядок в России. Возможно, их наглость питается неверно понятым даже некоторыми православными смыслом о подставлении левой щеки, если ударит по правой. Так христианину надобно поступать при нанесении ему личной обиды. Но когда речь идет об оскорблении святынь, следует вспомнить главные слова Христа о том, что не мир он нам принес, но меч. С мечом в руке христианин должен защищать Бога от поругания. Пора развеять миф об эдаком добреньком православном Боженьке, руководствующимся исключительно толстовским непротивлением злу насилием, пора решать "интеллектуальный спор с московскими радикальными художниками", держа в памяти христианский меч.
Церковные и светские власти каким-то образом отреагируют на постыдное для Манежа и московской культурной среды провокационное действие. Независимо от этого, художникам, понимающим, что будущее искусства и России в целом неразрывно связано с отечественной традицией, надо найти в себе решимость не участвовать ни в каких совместных мероприятиях с лицами, проявившими себя орудиями разрушения русской культуры. Это касается художников всех национальностей, все должны понять, что религия - важнейшая часть культуры, а именно культура делает государство независимым, что в свою очередь делает искусство свободным. Художникам важно помнить, что в меняющемся мире должны оставаться незыблемыми сущностные основы. И если молчаливым участием мы позволим и дальше различным пресмыкающимся перед долларом субъектам решать свои интеллектуальные споры за счет поношения православных, мусульманских и достойных всяческого уважения святынь других российских конфессий, то хаос окончательно воцарится в нашем доме.
Вся история искусства говорит о взаимосвязи расцвета культуры с периодами стабильности и роста могущества государств. Так было и в России, так в ней и будет. Сегодня художник не только сам обязан защищаться от прелестей и соблазнов разрушения, но своим искусством должен помочь России подняться. Для каждого есть шанс совершить настоящее радикальное действие: решительно отказаться от позы внутреннего эмигранта и, основываясь на традиции, создавать новое искусство для своей страны. Сегодня это самое современное и перспективное направление.

Александр Медведев