Александр Медведев

ПОХИЩЕНИЕ РАЗУМА


СОДЕРЖАНИЕ:

Тимур Новиков НАСЛЕДНИКИ ХАМА

ПОХИЩЕНИЕ РАЗУМА
Психоанализ об «актуализме»
Трансгрессия беспредела
Магия скандала
От Ницше к Нитшу
Психодинамика сект «актуального искусства»
Труп сознания
Искусство сверхестественного порядка
Концептуальные баррикады в головах радикалов
Бюро пропаганды измененного сознания
Слово и дело
«Из всех искусств для нас важнейшим является – террор!»
Другое тело: модификаторы-членовредители
Секта абсолютной любви: моделирование шока
Из поваренной книги «актуализма»
Оккультные заклинания на месте взорванного храма
Волшебная страна портвейна и топора
Бздец, до востребования, упырхлику Тер-Оганяну
Радикалы в ожидании жареного петуха
Говорим Dog, подразумеваем – God
Культ зоофрении и ненормативная этика “актуализма”
Нашествие людей с песьими головами
Культ отрубленной головы
Режу!
Деньги и власть – актуальный проект
Тот станет всем
Ритуальные жесты тайнописи
Дерридаризация «людоедского» лексикона
Транснациональный жаргон
Безумный двойник «актуализма» в провинциальном музее
Философия абсолютного эгоизма
Задание Гитлера
Реанимация варваров
Самовыражение вместо выразительности (Послесловие)

Андрей Хлобыстин ЖЕРТВЫ ИСКУССТВА
Приложение


НАСЛЕДНИКИ ХАМА

Не достанет ни книг, ни времени описывать все замыслы и злые дела тайных всех обществ.
Архимандрит Фотий.
1818 г.

На пути к уничтожению России всегда вставало великое препятствие – тысячелетняя русская культура, переданная нам предками. Для преодоления этого препятствия использовалось особое орудие – контркультура, подрывающая уважение к отечественным традициям. Контркультура в виде тайных обществ, сект и масонских лож стала формироваться в нашей стране еще в далеком прошлом. Перед Октябрьской революцией русские интеллектуалы заговорили о «грядущем Хаме», кровавый оскал которого мы не раз видели в советской истории. Кто этот Хам? Сын Ноя, непочтительно отнесшийся к наготе отца своего, он был проклят вместе со своим потомством. А почтительных сыновей своих Сима и Иафета Ной благословил.
В 1990-е годы Россия воспряла ото сна. Возродилось почитание культуры отцов. Это не понравилось давним врагам нашей страны, желающим нашему народу судьбы «рабов у рабов братьев своих», как было сказано потомству Хама в проклятье Ноя. Контркультура, приняв новые формы, пустила корни в России, получая финансовую и интеллектуальную поддержку с Запада. Хамское надругательство над отечественной культурой стало называться постмодернизмом. Коррупция – по латыни тление, разложение – началась в среде работников культуры. Западные инструкторы и местные коррупционеры поддержали радикально настроенных разложенцев. Хулиганы, порнографы, извращенцы, наркоманы и сатанисты стали героями выставок, телепрограмм и художественных журналов. Их объявили актуальными художниками, а продукт их деятельности современным искусством, достойным хранения в государственнных музеях.
Как и кто строит в нашей стране открытое общество Хама, рассказывает эта книга – результат исследований, проведенных Санкт-петербургским Институтом истории современного искусства.

Тимур Новиков


ПОХИЩЕНИЕ РАЗУМА

Психоанализ об "актуализме"

В 1990-е гг. в центральных городах России мощно заявило о себе целое направление contemporary art - "Актуальное искусство". Вначале довольно замкнутая секта "актуалистов" к 2000 г. предстает мощно структурированным движением, укореняющимся в российских регионах. Его разрушительная деятельность в отношении всей культурообразующей сферы общества вызывает озабоченность деятелей отечественной культуры и широкой общественности. В этой книге мы покажем как злободневность "актуалистов" оборачивается злобой к национальному культурному достоянию России и общемировым ценностям.
Оценивая произведение художника, зрители в числе прочего хотят понять - современно ли данное творение? Этот резонный вопрос в последнее время приобрел ключевое значение и стал мерилом оценки качества того или иного искусства. Более того, его постановка приобрела радикальное звучание с привнесением в него понятия "настоящности" - "актуальности". Вопрос "актуальности" произведения вытеснил все остальные оценочные категории contemporary art, претендующего на главное положение в истории искусства конца 20 в.

Чем отличаются "актуальные художники" от всех остальных? В главном - они стараются реальные действия уравнять с произведениями искусства, т.е. выдать за нереальные. Объективному поступку они пытаются дать субъективное истолкование. "Актуальное искусство" - нонсенс, с точки зрения психоанализа, ибо в таком "искусстве", несмотря на определенное оккультное наполнение, сохраняются остатки реальных отношений и, более того, в нем ничего другого не может быть.
"Общеизвестно, что душевнобольные свои безумные фантазии не отличают от действительности" 1, - говорил Отто Ранк. Особая страница в его научной биографии - работа в созданном по инициативе его учителя З. Фрейда "тайном комитете", неофициальном руководящем органе мирового психоаналитического движения. Согласно замыслу Фрейда, эта группа, должна была взять на себя функцию защиты психоаналитического учения от грядущих искажений. Исследователям современного искусства приходится постоянно с ними сталкиваться, также как и с прямой спекуляцией "бессознательным" в объяснениях действий художника. (Чего стоит, например, образ "писающего мальчика" - Д. Полллока в трактовке Р. Краусс?) "Открытое изображение бессознательного вызвало бы возмущение социальной, моральной и эстетической личности, следовательно, дало бы не наслаждение, а страх, отвращение и негодование" 2, - предупреждает О. Ранк. Так оно и происходит - "актуальное искусство" вызывает именно страх, отвращение и негодование у нормальных людей во всем мире. "Только тот, кто совершенно погружается в произведение искусства, может почувствовать его глубочайшее воздействие, а для этого, - говорит ученый-психоаналитик, - необходимо полное отвлечение от актуальных целей" 3.
Система суммирования компромиссов, как основной метод работы "актуального художника" не позволяет ему по-настоящему проявить и развивать свою творческую личность. "Актуализм" не выходит за рамки инфернальной деконструкции, не имея ничего общего с интеграцией духа, присущей созидающему художнику.

1. Ранк О. Миф о рождении героя. "Релдо - бук", "Ваклер" 1997.с. 119
2. Там же, с. 122
3. Там же, с. 124


Трансгрессия беспредела

Современность сводит в одной и той же теле и радиопередаче, на одной газетной полосе слова "беспредел" и запредельность (трансцендентность). На первый взгляд, между первым термином, пришедшим в мир из мест лишения свободы, и вторым, говорящим о высших сферах духа и сознания, нет ничего общего. Но так ли это? Возможно, под маской научной терминологии все-таки приходится нечто скрывать: стершиеся грани дозволенного, переход нравственных границ, желание навязать свою мораль и принципы вместо морально-нравственных основ, - общественного договора и Завета, договора, заключенного человека с Богом?
Эти два слова - "беспредел" и запредельность - роднит беспредельный эгоизм, содержащийся в прелести видеть в себе избранного человека, которому закон не писан. И игнорирующий законы уголовного кодекса преступник, и занимающийся духовным растлением общества философ или художник, верят, что они отвоевали себе право быть вне закона. Греческое слово "ересь" ("эресис") и означает "завоевание", "избранный образ мыслей"1. Люди, впавшие в правовую ересь, по приговору суда считаются преступниками. А деятели искусства, проповедующие преступление нравственных законов как вид художественного творчества, объявляются радикалами и новаторами, в силу чего их деятельность не может быть признана преступной.
Беспредельная фантазия одних, вызывает уголовный беспредел других. И только беспредельная ложь о параллельном, непересекающемся существовании искусства и действительности позволяет деятелям искусства воспевать Зло, как символ неограниченной Свободы. Чей фантастический радикализм воплотился в кровавый бред, в Ганноверского мясника, - Фрица Хамана, приговоренного к смерти в 1924 году за убийство 27 мальчиков и юношей? Из мяса своих жертв Хаман делал колбасы и продавал ничего не подозревающим клиентам.
Фильмы, картины, смакующие подобные преступления изготавливаются тысячами ежегодно. Миллионными тиражами издаются книги с описанием мотивов, разбудивших в человеке зверя. Спектакли и перформансы показывают зрителю уже подлинное членовредительство, самоистязание актеров, заставляют обонять и осязать не клюквенный сок, но кровь, струящуюся из тел.
Культовый режиссер Роман Полански, снявший "Бал вампиров", и "Розмари бэби", фильм о приходе в мир Антихриста, почитатель Лавкрафта и Алистера Кроули, консультировавшийся у главы церкви Сатаны ЛаВея, сам оказался жертвой вызванных им злых духов.
9 августа 1969 г. в доме Р. Полански были зверски убиты четыре человека, в том числе и жена режиссера, актриса Шарон Тэйт. Чарльз Мэнсон, не раз судимый, несостоявшийся рок-музыкант, свихнувшийся от алкоголя и наркотиков основатель собственной секты, этим убийством провозглашал могущество новоявленного Сатаны. Как-то, после очередной отсидки, он вступил в контакт с Американской Сатанинской Церковью, и скоро Сатанинская Библия Лавея, консультанта Р. Полански, стала его настольной книгой. Убийством в доме режиссера, снявшего "Розмари бэби", фильма с участием самого ЛаВея, Мэнсон отомстил обществу и преподнес Сатане его страшную жертву.
В средние века инквизиция сжигала на кострах черных магов. В 1984 году роль инквизитора решил исполнить сокамерник Мэнсона, отбывающего пожизненное заключение, член секты Харе Кришна, Ян Холстром. Кришнаит облил черного мессию бензином и поджег. Мэнсон выжил, получив ожег третьей степени. Сатанинская магия, искусство и жизнь соприкоснулись 2.
Нередко кровавые преступления совершались членами какой-нибудь вновь возникшей секты, приверженцами многочисленных культов, объединенных жаждой переделать мир по новым, ими установленным законам. В то же время символы веры, ритуалы, орудия для убийств (часто совершающихся под видом священных жертвоприношений) для этих деструктивных объединений, разрабатывались интеллектуалами, "творчески" обходившими установленные религиозные, моральные и нравственные нормы. С 60-х гг. 20 в. особо активным средством расширения человеческого сознания служат различные наркотические вещества, издавна использовавшиеся в модернистской художественной среде и ставшие вновь популярными благодаря стараниям европейских и американских интеллектуалов. Лоббисты психоделии сделали ее неотъемлемой частью творчества современного искусства второй половины 20 в. Тимоти Лири, экспериментировавший с различными препаратами, писал, что ему долго не давал покоя вопрос: как поведать обществу о методах расширения сознания. В своей книге "Flashbacks" он рассказывает, как вместе с Олдосом Хаксли они решали этот вопрос.
Философским камнем, расширяющим сознание, испокон века были различные колдовские снадобья, дающие тайные знания. "В прошлом это могущественное знание держалось в строгой тайне и передавалось в неясной форме этими обскурантистами - учеными, мистиками и художниками". Т. Лири решил, что это не справедливо, т.к. всему демократическому обществу необходимо иметь доступ к тайным знаниям. Он рассказывает о тактике распространения в обществе тайных знаний, расширяющих сознание. "Это вопрос эволюции. - Говорил Хаксли. - Все сразу не бывает. Работай вдали от людских глаз. Посвящай только людей искусства: писателей, поэтов, джазистов, изысканных куртизанок, художников, богатых людей из богемы. Они посвятят богатых интеллектуалов. Так и всегда распространяется культура, философская свобода мысли. (…) Стань проводником этой эволюции. Таким проводником был я, а до меня - мой дед. Психоделики, производящиеся в массовом порядке, принесут в общество огромные изменения. Это произойдет и без нашего с тобой участия. Единственное, что мы можем сделать, это нести слово. А помехой для этой эволюции, Тимоти, является Библия"3.
Библия, на которой построено сознание людей христианской культуры, в т.ч. атеистов, мешает расширению сознания эволюционным путем, который прокладывает запредельная фантазия интеллектуалов, и она же - препятствие в работе по изменению сознания, проводимого Соросом, "открывающим общества" для восприятия псевдорелигий.
С помощью современного искусства в его радикальных формах осуществляется поиск формального и онтологического наполнения ритуалов для новых культов. Диалектики и инженеры человеческих душ, вхожие в тонкие миры, активно пополняют ряды различных богоборческих люциферианских культов, принося на алтарь Сатане все новые жертвоприношения за возможность ощутить себя вне пределов, очерченных для простых смертных.

1. Ереси. Их происхождение и сущность. "Панагия". Пермь, 1999. С. 9
2. Мелентьева. Н. Лимонка №7
3. "Птюч-книга". Альфа-книга. 2000 г.с. 30.


Магия скандала

Жажда переделать мир в кратчайший срок, толкала художника на поиски свободы во Зле. Ибо очень скоро выяснилось, что свобода воли, предоставленная Богом, дана человеку только лишь для самосовершенствования, чтобы почувствовать полноту бытия. Свобода воли не предполагает произвола перестройки сознания, основанного на эгоизме - фундаменте Зла. В то же время, Зло в художественном творчестве, по определению Ж. Батая, может рассматриваться как самовластное потребление и нарушение запретов ради полноты бытия. Нарушители запретов - пантеон "проклятых поэтов" - заставляли "погрязших в добре" обывателей обратить внимание на Зло, как на высшее проявление свободного духа.
Выпячивание Зла само по себе выглядело скандалом. Но его и добивались. Батай в труде "Литература и Зло" в главе о Жане Жене пишет, что в основе ощущения скандала лежит переход от понятного - к непонятному. Скандал - способ, переход от слабого общения, основы светского общества к сильному общению, высшему проявлению существования. Он нужен для самовластного вызова эмоций, которые сопровождают чувственность и ощущение праздника, драму и любовь, разлуку и смерть. Скандал - средство для того, чтобы мгновенно, пусть даже болезненно и мучительно, расширить сознание, более того, выйти за его пределы. Скандалом проверялась сила искусства, унаследованная от религии, подчеркивал Батай.
Способно ли художественное слово, жест повлиять на общение (сделать слабое - сильным) или они - ничто? Так был поднят вопрос о правомерности нарушения художником всех запретов, на которых основано общество, ради полноценной самовластности, т.е. сильного общения. Право на скандал - актуальный вопрос для "актуального художника".
Сартр в книге "Святой Жене" так показывает "величественную сторону" самовластного скандала. "Я хочу быть чудовищем, ураганом, все человеческое мне чуждо, я преступаю все законы, созданные людьми, я растаптываю все ценности, ничто человеческое не может ни определить, ни ограничить меня; и все-таки я существую, я буду ледяным дыханием, которое положит конец моей жизни"1.
Впервые о скандале, как о методе расширения сознания, о способе захвата власти (хотя бы в форме привлечения к себе внимания) заговорили, конечно, не Сартр и не Жан Жене с Ги Дебором, отчасти инициировавшие возникновение анархистского, леворадикального молодежного движения в Европе конца 50-х - начала 70-х гг. И до, и после них говорилось о изначальном желании художника - достичь самовластности и взять власть над обществом.
Художника, виртуального творца, помимо жажды самовластия, распирает желание поведать миру о том, как можно самому стать обладателем божественной силы. "Это означает, - говорит Батай, - что самовластность в той мере, в какой человечество к ней стремится, требует от нас, чтобы мы оказались "выше сущности", ее составляющей. Это означает, что высшее общение происходит при одном условии: совершении Зла, то есть нарушении запрета"2. Связь со Злом, религию Зла, теперь определяет высшее общение, - язык на котором желают говорить художники о своем исключительном праве на Зло. Круг замкнулся.
В ряду вопросов, которые задает себе человек, и которые оглашает художник, появляется вопрос о власти. Напомним, что она нужна для самовластного вызова эмоций, сопровождающих чувственность и ощущение праздника. Самовластность скандала - праздник, который всегда с тобой. Скандал оказывается магическим средством и ритуалом, вызывающим ощущение власти. С помощью магии скандала художник нарушает систему запретов, выводит себя за пределы конечного - морального и религиозного законов и претендует именоваться либо сверхчеловеком, либо исчадием ада.
Почему традиционные религии говорят, что власть от Бога? И почему тогда большинство людей чураются перспективы войти во власть, даже если это будет власть над небольшим коллективом? Именно потому чураются, что им не на что опереться в виду того, что "Наука о последних целях человеческого разума" еще не разработана, и что не многие понимают, что с этой властью делать, - ну не устраивать же ежедневные праздники! Уместно заметить, что Чарльз Мэнсон имел связи с лондонской молодежной сатанинской группировкой под названием "Власть". О том, каким образом он, возжелав сильного общения и власти, применил власть, испрошенную у Сатаны, мы рассказали ранее.
Об использовании власти, как о способности исполнять волю, превосходящую индивидуальную, говорят размышление Якоба Буркхардта, швейцарского историка и философа культуры (1818-1897). В них говорится об исполнение договора, Завета с Богом, и о ясном понимании цели для чего дается власть. А она и дается для возможности наилучшим образом выполнить этот Завет. "Но как только связь с целью прервалась или ослабела, - говорит Буркхардт, - как только человек перестает видеть в своей власти простую возможность сделать нечто и начинает стремиться к ней как к предмету обладания, т.е. к власти самой по себе, тогда эта разнузданная и упоенная собою власть становится злом. Это власть, которая ушла от ответственности и изменила духу. Она - язва мировой истории"4.
Идеологи актуального искусства самыми экстремальными способами проповедуют прямо противоположное. Не для ответов на вопросы, которые ставит "Наука о последних целях человеческого разума", и не для "звуков сладостных и молитв", по их убеждению, призван художник, но для переустройства мира - и не по образу и подобию Бога, а по собственному произволу, радикально. Такое переустройство невозможно начать, не извратив ложью, магией скандала первоосновы всех правил, - не войдя во Зло.

1. Цит. по кн.: Батай Ж. Литература и Зло. Издательство МГУ. 1994. С.123
2. Батай Ж. "Литература и Зло". МГУ, 1994. С. 144
3. Дворкин А.. Сектоведение. Тоталитарные секты. Издательство Братство св. Александра Невского. Н. Новгород. 2000. С. 660
4. Бубер М. Два образа веры. М. "Республика". 1995 С. 189.


От Ницше к Нитшу

"Раны и мистерии" - так называлась выставка 1993 г. двух венских акционистов, Германа Нитша и Рудольфа Шварцкоглера. Последний в шокирующих зрелищах зашел слишком далеко и отсек у себя отнюдь не "партийный принцип", как это сделали бывшие советские искусствоведы и экскурсоводы, а совершил публичную самокастрацию. В 28 лет Шварцкоглер покончил жизнь самоубийством. Герман Нитш, известен своим "Театром мистерий и оргий" с демонстрацией крови и внутренностей животных. Ему предъявлялись обвинения в пропаганде насилия, порнография и дискредитация религии; он отбыл 3 срока тюремного заключения. Историки актуального искусства имеют шанс сделать сравнительный анализ круга тюремного чтения сатаниста-имитатора Г. Нитша и натуралиста этого культа, Чарльза Мэнсона. Не трудно догадаться, что на библиотечном формуляре актуалиста Г. Нитша, помимо сатанинской библии ЛаВея и книг черного мага Алистера Кроули числились томики Фридриха Ницше. Удивительное созвучье имен Фридриха Ницше и Германа Нитша разделяет и объединяет тот самый один шаг, - расстояние от великого, до смешного. Великое заблуждение Ницше, с мучительной серьезностью пытавшегося, по словам М. Бубера, "постичь человека, исходя из его животного начала", нашло свое нелепое разрешение в утверждении актуалиста Нитша: "Кровь остается лишь кровью как единственная возможная реальность", которым он уравнивает человека и животное.
"Зло действий выводится из зла образа"1. Это утверждение подчеркивает самостоятельность не подвластных автору дальнейших воплощений, рожденных им образов. Ими могут быть и известные карикатуры сверхчеловека - международные или муниципальные серийные убийцы, или возомнившие себя посвященными жертвенной кровью в некую тайную доктрину "актуальные художники".
В 1960-х гг. Нитш демонстрировал в Нью-Йорке садомазохистские работы с фрагментами порнографии, крови и трупов животных. Это движение и стало известно как "венский акционизм". Зловещий кроваво-красный фон, запах крови… столы, уставленные ритуальными приборами, медицинскими инструментами, приемниками для крови - все приготовлено для отправления сатанинского культа. Увиденного достаточно, чтобы вызвать нервное расстройство. Аура его мистерий - аура скотобойни - переполнена символами и имеет мистическое значение. Теоретизируя, Нитш говорил о возрождение древних ритуалов. Терапевтические и религиозные функции в искусстве "актуалиста" соединялись. Верный традициям средневековых магов и сообщников зла, Нитш устраивал свои мистерии в собственном замке Принцендорф. Ему хотелось, чтобы Принцендорф встал в один ряд с замками Тиффож, Мошекуль и Шамптос, в которых некогда их владелец, Жиль де Рец, спасший во время штурма Орлеана в 1429 г. Жанну д'Арк, из блистательного маршала Франции превратившись в чудовище, творил самые ужасные преступления, какие только известны западному миру.
В своих мистериях венский акционист подробно воспроизводил жертвоприношение животного с последующим разделыванием туши.
В мистериях Нитша присутствует символика христианского ритуала, но настоящая кровь и плоть извращают евхаристию, т. к. это его действо - реминисценция "черной мессы", немыслимой без эротических оргий, где "кровь остается лишь кровью как единственная возможная реальность" для люциферического бунта сексуального освобождения. В этом сатанинское искажение истины, оправдание всех видов извращений. Подобное сильное общение ориентировано не на восхождение к совершенству, а к нисхождению в мир животных инстинктов. В нем реализуется давняя мечта о расширении сознания, о чем, как мы уже говорили, размышляли Т. Лири, О. Хаксли, и другие интеллектуалы, ищущие сверхчеловеческого. Им мешала Библия. Сторонников Люцифера привлекает мир, где главенствует скрытое, тайное, неявное, где существуют некие символы, способствующие постичь вселенную и заставить время обратиться вспять.
Французский культуролог, Жан-Клод Фрер, исследователь культурно-исторических корней Добра и Зла, говорит о большом значении использования различных символов в оккультных ритуалах, практикуемых теперь и "современными художниками", чтобы с их помощью преодолевать условности библейских заповедей и общественной морали для получения тайных знаний и силы. "Тайные ритуалы, основанные на знании этих символов, получили повсюду название магии. Среди этих символов важное место занимают два, образующих некое единство и лежащие в основе идеи созидания мира при помощи Знания, символы фаллоса и вагины. Поэтому не стоит удивляться, тому, что любая эзотерическая мысль в тайных обществах была тесно связана с идеей эротического раскрепощения и освобождения от квазичувственной власти Рассудка. Победа над полом, андрогинат - это достижение утраченного единения, а с ним победа над самими Творцом, столкнувшим человека в бездну Времени, ибо первое падение было не чем иным, как падением во Время"2.
Использование тайных символов в искусстве и СМИ - это планомерная легализация тайных культов, принудительное расширение сознания общества. Мат, порнография, садизм, насилие и убийства - "жанры", процветающие на выставочных площадках, на страницах книг, в кино и на ТВ, - везде, где их преподносят не как тайные ритуалы и символы, а как "передовое, современное искусство".

1. Бубер М. Два образа веры. М. "Республика". 1995 С. 136.
2. Фрер Ж-К. "Сообщества Зла, или Дьявол вчера и сегодня". М., "Аграф". 2000. С.19


Психодинамика сект "актуального искусства"

Секты или сектантские группы существовали еще в античном прошлом, они активно множатся и в наше время. Для этого есть неустранимые причины и кроются они в самом внутреннем устройстве человека, сердце которого, по словам Ф.М. Достоевского есть поле битвы Бога с Дьяволом.
Деятели искусства имеют к этой борьбе самое непосредственное отношение, они носят в себе театр военных действий и отображают эту схватку. Опытные исследователи различных сект и тайных культов говорят, что Зло притягательно. Человек, не умеющий плавать, заходит в незнакомый водоем, рискнув побродить возле берега, затем, не чувствуя видимой опасности, углубляется дальше, надеясь возвратиться в любой момент на берег, пока вдруг не начинает тонуть, обнаруживая невозможность самостоятельного возвращения.
Нечто похожее происходит и с деятелями искусства, самонадеянно ступившими за границы, отведенные общепринятыми моралью, религией, нравственностью, якобы в поисках свободы, в поисках в себе некой силы и нового смысла жизни, избрав для этого радикальные средства по изменению критерий искусства. Они считают, что находятся поверх Добра и Зла и демонстрируют собственную исключительность. В истории 20 века множество тому примеров, вспомним самую одиозную фигуру - художника Адольфа Шикльгрубера, кровавого Гитлера. Он написал во время Первой мировой войны стихотворение, созвучное чаяниям сегодняшних деятелей искусства, видящих творчество магическим средством приобщения к тайным силам.

Внезапно, в горькой ночи
Вижу Знак Вотана, окруженный немым сиянием,
Выковывая связь с таинственными силами.
Луна, в своем магическом колдовстве, чертит руны.
Все, что в течение дня было полным грязи,
Стало ничтожным пред магической формулой.
Так поддельное отделилось от подлинного.
А я нахожусь перед Связкой Мечей 1.

Он оставил перо и кисти и занялся актуальным искусством - прямым воздействием на умы и души людей, изменяющим сознание. Гитлер потерпел фиаско, но мечты о таинственных силах, магии и колдовстве, о влиянии с их помощью на людей живы. К методам, которыми он пользовался, заручаясь поддержкой тайных сил, сегодня обращаются разрушители традиционной культуры России. Активными разрушителями в этой психологической войне являются проповедники идеи примата самовыражения в искусстве, "актуальные художники". Они сделали из самовыражения новый культ. "Актуалисты" имеют закрытую сектантскую структуру и занимаются замещением традиционных ценностных ориентиров на другие, формирующие так называемого нового человека. Перед тем, как показать механизм происходящего разрушения, мы хотим в кратком очерке определить психодинамику поведения "актуалистов" как типичную для сектантского сообщества.
Обратимся к анализу специалистов в области социодинамической психиатрии Ц. П. Короленко и Н.В. Дмитриевой, проведенному ими среди активных членов сект. Беглый взгляд позволяет говорить о том, что сектанты быстро находят себя в создаваемой ими реальности и приобретают особое чувство гордости от принадлежности к группе, связанное с коллективным проведением времени (исполнение коллективных действий, обрядов, ритуалов, акций и выставок).
Мы можем также заключить, что в среде "актуальных художников" эксплуатируется стремление к соучастию в проявлении сверхестественной силы.
В обиходном языке понятие секта ассоциируется с глаголом secare - отделять, отрезать. Так развивалось определение секты - особое религиозное или внерелигиозное общество, отделившееся от традиционной религии или в нашем случае - от традиционного искусства. Cовременное определение сект расширилось. В секты входят группы, соблюдающие лишь в минимальной степени социальные нормы поведения. Например, психогруппы, различные тоталитарные движения, старающиеся, с одной стороны, сознательно изолироваться от традиционного общества, а с другой, ведущие деятельность по расширению и изменению сознания этого общества.
Члены секты "актуалистов" убеждены в необычных возможностях психотехник. Еще со времен П. Филонова, В. Кандинского, Н. Рериха психотехники рекомендовались к применению в художественном творчестве. Эти рекомендации становятся основой новых видов религии, культов, имеющих свои обряды и ритуалы.
Многие члены сект "актуалистского" толка представляют свою деятельность как художественную, научную, общественно-культурную, маскируя имеющие место истинные религиозные механизмы.
Члены групп сектантского характера делают акцент не только на религиозных, но и на социальных аспектах. К группам просектанского характера, наряду с "Сайентологией", "Трансцендентальной медитацией" можно отнести также многие хорошо известные художественные группировки.
В современной англоязычной литературе термин "секта" часто заменяется на термин "деструктивный культ". Ц. П. Короленко и Н.В. Дмитриева замечают, что некоторые авторы, например, Штамм считают, что более правильным является термин не "деструктивный культ", а "саморазрушающий культ". Справедливости ради, заметим, что деятельность по расширению и изменению сознания в художественном сообществе и в российском обществе в целом имеет эффект рикошета и члены секты "актуалистов" подвергают саморазрушению собственное сознание, что будет видно из показанных нами примеров их деятельности. Встречается также термин "неорелигиозный культ". К тому же в среде "актуалистов" существуют различные экстремистские группы, не преследующие, на первый взгляд, религиозных целей, но пользующиеся близкими по механизму системами индоктринации своих членов. Известно, что у человека, подвергнутого сенсорной депривации в течение длительного времени, даже без специального индоктринирования, возникает значительное оживление функционирования так называемого архаического мозга со стимулированием воображения, фантазий, с появлением снов наяву. Исходя из подобных патологических проявлений, надлежит рассматривать и так называемую творческую деятельность "актуалистов", - всевозможные "акции", "перформансы", "инсталляции", "объекты", "артефакты", "интерактивную деятельность" и т.п.
Специалисты по деструктивным культам обращают внимание на то, что приблизительно половина членов различных групп проявляют психотические шизофреноподобные изменения, нарушения восприятия. Все это приводит к невозможности справляться с задачами повседневной жизни. Активизация сектантов происходит при совершенствование ими используемых техник и ритуалов, это выявляется при проведении фестивалей "актуального искусства", выставок, workshop'ов и "круглых столов", на которых происходит обмен мнениями по теории и практике "актуализма".
После пребывания в секте процесс возврата в реальность труден, так как путём аутосуггестии человек убеждает себя в том, что он получает в группе именно то, чего он хочет. Секты обещают окончательное решение вопросов искусства и общественной жизни по принципу "fast food" (быстрого питания). Пребывание в секте сопровождается попаданием человека в глубокую психологическую деструктивную зависимость от нее. Некоторые авторы называют психические изменения сектантов руинизацией психики, при которой человеку становится всё труднее использовать свои потенциальные интеллектуальные и волевые возможности надлежащим образом, а не в контексте деятельности секты.
Индоктринация является массивным психологическим средством влияния на индивидуума или группу с целью внедрения мнения, идеи, системы взглядов, отношения к происходящим событиям и др. Наибольшее значение имеет внедрение стереотипа мышления в рамках определённой парадигмы ( например "самовыражения" - альфы и омеги "современного искусства"; поисках в себе некой силы), появляющееся под воздействием массивного психологического давления. Специалисты в области социодинамической психиатрии выделяют следующие фазы в индоктринации членов сект, определенные Штаммом:
1. Фаза вербовки осуществляется людьми, интуитивно чувствующими потенциального члена секты. Это происходит по схеме, описанной в произведении А. Н. Толстого "Золотой ключик". Когда Буратино пришел в театр Карабаса Барабаса, то куклы, никогда ранее не видевшие деревянного человечка, сразу же "узнали" его, т.е. признали своим. На этой фазе происходит эмоциональное дестабилизирование человека и запутывание в противоречиях.
2. Введение в учение заключается в изложении основных положений предлагаемой доктрины. В сектах "актуального искусства" она коротко излагается в необходимости ревизии и отмены всех форм традиционного искусства, для чего следует обнаружить и развивать в себе качества нового человека. Форма вовлечения может быть разнообразной: предоставление грантов под "актуальные" проекты, отвечающие идеологии, участие в конкурсах, семинарах, фестивалях, просмотре видеокассет и т.п. Все эти мероприятия служат для укоренения "учения актуализма" в сознании сектантов, как единственно возможного метода современного искусства.
3. Увеличивающаяся связь с группой проявляется в разрыве человека с прежними "корнями". Происходит прерывание контактов с теми, кто отвлекает от постоянной связи с группой.
4. Альенация (отчуждение) от окружающего мира и изоляция, происходящие параллельно с все большим вхождением в жизнь секты.
5. Укрепление приверженности к учению секты, характеризующееся усилением экономической и психологической зависимости, контроля над сознанием и чувства идентичности с сектой.
В заключении следует подчеркнуть, что тоталитарные секты и группы по расширению и изменению сознания в настоящее время представляют серьезную социальную опасность. Проблема требует дальнейшего всестороннего изучения и реализации квалифицированных подходов в области предупреждения вовлечения в секты и оказания помощи лицам, повергающимся индоктринированию. Максимальная информированность населения, учреждений образования и культуры об этой опасности и особенностях происходящего с сектантами необходима для условия мобилизации общественности по организации эффективного противодействия тоталитарным сектам.
Данная книга является первой попыткой обратить внимание общественности на эскалацию деструктивных сил, разрушающих традиционные устои российского общества под видом поиска новых форм самовыражения, объявляя свои деструктивные действия разновидностями современного искусства.

1. Цит. по кн.: Серрано М. Воскрешение героя. Русское слово. 1994. С.3

Используемая литература:
Короленко Ц. П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. - Новосибирск: Издательство НГПУ, 1999.


Труп сознания

Секта "актуалистов", в том виде, каким ее знают по "московскому акционизму" 1990-х гг., с кровавыми жертвоприношениями животных, порнографией, глумливыми "акциями", оскорбляющими человеческое достоинство, появилась на рубеже 70-80-х гг. в Ленинграде в лице группы некрореалистов. Искусство, как область исследования душевных переживаний они заместили психопатологическими опытами. В основе некрореализма лежали тупость - умервщление сознания, разложение "Я" и бодрость - изображение смерти за пределами скорби. Некрореалисты с диким, загробным весельем исступленно занялись расчеловечиванием образа человека. Из словосочетания "труп красоты", о котором говорили в начале ХХ века Н. Бердяев и С. Булгаков, имея в виду кризис современного человечества, отразившийся в модернизме, некрореалисты исключили слово красота. Ее вытеснила психопатология, послужившая вструплением в "актуализм". Некрореалисты перенесли метаморфозы трупных изменений человеческого тела на тело искусства. Их героем стал постчеловек - существо-вещество, кадавр, оборотень-паяц, конвульсирующий за гранью Добра и Зла, в мертвой зоне ачеловечности.
Переход в состояние постчеловека, "в состояние мертвого может быть достигнут при ЛСДировании сознания" 1, - говорит некроаналитик В. Мазин. Некрореалисты поступали проще, умервщляя сознание алкоголем. В таком виде удобней пересекать границы сознания, нарушать моральные и социальные договоры - приступать к "хорошему издевательству". Оно начиналось уже с имен некрохудожников: Мертвый, Трупырь, Поднатруженный, Свирепый, Свинья, Дебил, Жиря… Постановщик издевательств, Евгений Юфит, специально отыскивал персонажей с неприятной внешностью или обезображивал актеров зомбигримом - смесью ваты, бинтов, томатной пасты или варенья. Компания пьяных молодых людей устраивала безобразную "звероиаду", пародию на Олимпиаду-80, тупо носилась по лесу, прыгая в грязь. Считалось хорошей режиссерской находкой влить в человека бутылку водки, после чего обездвиженный объект подвергался некротерапии: его раздевали, перетаскивали с места на место, на него испражнялись, вгоняли длинную палку в задний проход… водка, кровь, фекалии вызывали "необъяснимое тупое веселье" по Юфиту. Заражение друг друга "идиотским весельем" имело место и на так называемых "соловьиных шабашах", где "каждый из присутствующих мог реализовать свою свободу, свободу проявления поведенческих актов, сдерживаемых за пределами соловьиного шабаша", - вспоминает некрориторик В. Кустов2, по кличке Комсомолка.
Некрореализм положил самовыражение в основу создания культа личности художника в "современном искусстве".
"Все индивидуальные акты - асоциальны", - говорил А. Арто 3. В "перестроечной" России середины 80-х, не имеющей ясно выраженной идеологии, любые проявления асоциальности тотчас замечались и использовались силами, заинтересованными в формировании нетрадиционной для российского сознания идеологии индивидуализма. ЦРУ США и другие западные спецслужбы стимулировали этот процесс, поддерживая правозвестников новой морали привычным для себя способом - грантами "благотворительных" фондов, поездками за рубеж, приглашениями на выставки, приобретением у них работ. "Филантропы", стимулирующие изменение привычного образа мышления россиян, приветствовали "соединенные в некрокино смерть и гомосексуальность, пародийно-десакрализующее издевательство" 4.
Этот период характерен появлением новых культов, зарубежных и собственных проповедников, организующих, не без участия западных спецслужб, различные секты, "расширяющие сознание".
Сам Юфит, инициируя некрошабаши, воздерживался от злоупотребления алкоголем, мешавшим заниматься манипулированием сознания некростатистов. "Мы находились под влиянием Юфы. - Вспоминал Андрей Панов (Свинья). - Юфа был и остается главным идеологом. Он такой законспирированный, как Ленин. Всегда появится в последний момент. Вообще, это очень заразительный человек. Он может своим психозом заразить кого угодно. Все эти некрореализмы и прочее. Человек из-за границы не выезжает, ему дали студию на "Ленфильме", ссуду и все дела" 5.
Некрореализм оказался в глазах постановщиков новой российской реальности тем самым настоящим, актуальным для них искусством, которое они стали поддерживать с особой заботой. Так начался новый акт холодной войны - войны после войны - с проигравшим разумом и культурой. Экономическую шокотерапию в России начала 1990-х гг. предваряла шок-терапия контркультуры.
Крупномасштабная выставка "Искусство, Европа" проходила в 63 музеях и выставочных залах Германии. В Ганновере размещалось искусство СССР, от Ленинграда директором музея Э. Шнайдером были выбраны трое художников, все - некрореалисты, для Европы это было актуально, Запад должен был видеть, какой ужас скрывал от них железный занавес.
Андрей Панов, питерский панк, по прозвищу Свинья, в свое время произвел неизгладимое впечатление на московскую артистическую среду, в т.ч. и на В. Сорокина, претендующего сегодня на место современного классика русской литературы. Принцип текста-оборотня почерпнут им из некрореализма и непредсказуемого поведения панков. В начале 80-х гг. Сорокину довелось присутствовать на квартирном концерте, на котором выступал, приехавший в Москву, Свинья. Кончив петь, питерский панк на глазах собравшихся наполнил стакан собственной мочой и выпил ее. В последствии Свинья (под именем Говно) был описан Сорокиным в его романе "Тридцатая любовь Марины", именно он вывел Сорокина на орбиту фекального космоса, который писатель бороздит вот уже полтора десятка лет.
Кто знает, не окажись в то время в Москве Свиньи, сорокинские тексты-оборотни появились бы гораздо позже. Как о своеобразном некрореалисте в литературе можно говорить о Юрии Мамлееве. Но автор "Шатунов", "Бунта луны", "Утопи мою голову" в 1975 году эмигрировал во Францию, поэтому Сорокин о его фантастическом мире мертвецов и бесовщины знал не много. Отдельные сторонники темных сил в культуре действовали в Москве и Ленинграде на протяжении всей советской истории, но их влияние было не значительным и до появления "некрореалистов" сформировать мощный деструктивный культ не удавалось.
В отличие от поздних "московских актуалистов" некрореалисты интересовались не творчеством Бойса и Шварцкоглера, а подвигами "настоящих мужчин" - серийных убийц: Джека Потрошителя, Ганноверского мясника и своего "выдающегося" современника Чекатило.
На подражании невским модным художникам строит свою карьеру, вышедший на арт-сцену в 1990-х гг. "московский радикал", любимец прессы А. Осмоловский. Он верен советской поговорке: "Москва - Ленинград соревнуются". На это обращает внимание М. Тупицина в книге "Самоидентификация. Петербургское искусство 70-90 гг." (DruckVogt GmbH, Berlin. 1995) Москвич исполняет парафраз на проект В. Мамышева-Монро, сфотографировавшись так же, как он обнаженным по пояс снизу. Однако, монровизму, т.е. soft-сатанизму Мамышева Осмоловский противопоставляет hard-сатанизм, одеваясь в черный кожан "ангела ада" (с. 126-127).
К сказанному остается добавить, что все последующие проекты "московских радикалов" 1990-х гг. можно рассматривать как освоение "красно-коричневого" дискурса - дискурса крови и кала.

1. Мазин В. Кабинет № 3. С. 49
2. Мазин В. Кабинет некрореализма и Юфит. СПб, Инапресс. 1998. С. 58
3. Арто. А. 1994. С. 152
4. Мазин В. Кабинет некрореализма и Юфит. СПб, Инапресс. 1998. С. 59
5. Виктор Цой. Стихи, документы, воспоминания. Новый геликон. СПб. 1991. С. 54 (В переизданиях последнего времени этой книги не включены воспоминания А. Панова - прим. авт.)


Искусство сверхъестественного порядка

Журнал московских "актуалистов" "ХЖ" (Художественный журнал) старается представить теорию и практику сюрреализма и его ответвлений единственным руководством к действию для современного художника. Конечно, с 20-х гг. многое изменилось, возникают множество направлений современного искусства, однако в главном они, как правило, перенимают основные постулаты сюрреализма. Рассмотрим, какими же методами должен руководствоваться "актуалист" в своей деятельности.
Ничто так не привлекает неофита культа "актуализма", как жажда переделать мир. Вам нужны возможности переделать мир? Так, их есть у нас, - говорят идеологи любого новейшего течения современного искусства и предлагают все те же перелицованные рукава от жилетки Андре Бретона, определившего когда-то, что лучший сюрреалистический акт - выйти на улицу и открыть беспорядочную стрельбу из револьвера по прохожим. Ну, что, слабо? - провоцирует, сюрреализм. Этот же прием и у авторов "ХЖ".
Отряхнув пыль с первого номера "Сюрреалистической революции", журнала 1924 г., они публикуют у себя как бы вечно актуальные положения о том, что "окружающий нас мир - невыносим, как мистификация без тени юмора, и все формы бунта против него - абсолютно оправданы"1. Если вместо 1924 г. поставить любую другую дату, в т.ч. и нынешнюю, и продолжить изложение выводов сюрреалистов о "современном" положении дел в человеческом сознании, то окажется, что в нем ничего не изменилось и начинающему "актуалисту" есть, где разгуляться. Ему так же, как в прошлом редакции "Сюрреалистической революции", и редакции "ХЖ" в настоящем, ничего не остается, как "категорически отказаться принять все, порожденное чисто "корковым" взглядом на сознание". "Актуалисту" даруется свобода от общественных запретов, "поскольку старый "рассудок" утратил то всемогущество, которым он располагал на протяжении веков" и "все те моральные обязательства, которые он налагал на человека, лишаются всякого оправдания" и "вся психология понимания поставлена под вопрос"2.
Читая подобное, вспоминается до боли знакомая навязчивая решительность сектантов, вербующих пополнение паствы для культов нового откровения, основанного на "прогрессивных научных методах". Волей-неволей "актуалист" наследует какой-то разновидности психоанализа, трансцендентальной медитации, науке о творческом интеллекте, сайентологии и проч. "наукам, обеспечивающим естественное психологическое развитие". Психологически подготовленный "актуалист" чувствует себя исключительным существом, обладающим тайными знаниями о запредельном. Поток леворадикальных фраз затемняет оккультную природу "актуализма".
Occultus означает скрытый, темный, тайный. Оккультизмом занимаются посвященные. "Актуалисты" избегают слова "оккультизм". Но то, о чем они умалчивают, говоря о запредельном, проявляется в их самовыражении. Исследователь современной музыки У. Боймер приводит мнение немецкого доктора Хельге Штадельмана об этих явлениях.
"Речь идет о противобожественных, а точнее, Богом запрещенных феноменах сверхъестественного порядка, с которыми человек вступает в связь, пытаясь взорвать ограничение своих чувств, глядя на знание и силу, которыми он хотя и рискует быть уничтоженным, но все же желает оставаться под их влиянием и утверждаться в своем новом качестве"3.
В характеристике этих феноменов есть сходство с размышлениями Батая о желании художника даже через боль и мучения расширить сознание и выйти за его пределы. Богом запрещенные феномены сверхъестественного порядка, к которым человек обращается за помощью, пытаясь взорвать ограничение своих чувств, и есть тот самый скандал, переход от понятного - к непонятному, лакмусовая бумажка для испытания силы искусства, заявка на утверждения нового завета, но уже с Сатаной. Об этом точное замечание теолога Меррила Ф. Унгера:
"Оккультизм - это общее название учений и практики, где в центре стоит не Иисус Христос, а сатана (ворожба, волшебство, вызывание мертвых, телепатия, ясновидение, идолослужение, чтение гороскопов, астрология и т. д.)"4
Если мы окинем взглядом те направления современного искусства, которые именуются актуальными, то заметим точное попадание выставок, акций, перформансов и инсталляций "актуалистов" в расширенный список знаменитого теолога Меррила Ф. Унгера. В центре всех этих действий так или иначе обозначенные ритуалы поклонения Сатане.

1. "Художественный журнал" №11. 1996. С.12
2. Там же, с.12
3. Боймер У. Нам нужна только твоя душа. Рок-сцена и оккультизм: даты, факты, подоплека. CLV, Берлин. 1992. С. 34
4. Там же, с. 34




Концептуальные баррикады в головах радикалов

Искусство кровавых мистерий всегда будет импонировать тем, кем руководят похоть, жестокость и собственная ограниченность. Часто искатели острых ощущений не видят ни в чем остроты, кроме как в острие лезвия. Они охотно читают черные романы, смотрят фильмы - ужасы, извращения и мистерии с человеческими жертвоприношениями. Психология и судебная медицина знает тип безжалостных убийц-садистов, в жизни тщедушных, обижаемых всеми и вся, при этом людей мстительных. Есть и другие типы - интриганы, подстрекатели, провокаторы, которые всячески способствуют пролитию крови и уже не на сцене или в выставочном зале, а на улицах. Секты деструктивного культа известны своей способностью провоцировать террористические акты, убийства, даже массовые самоубийства. "Актуальные художники" действуют также деструктивно, сея в молодежной среде нетерпимость и вражду по отношению ко всем институциям российского общества и государства.
Восхищение вызывает изворотливость российских "художественных радикалов", с которой они избегают ответственности за нарушение ими общественного договора и использование при этом двойных стандартов. Ниспровергая авторитеты, они, в то же время, не способны, как Оскар Уайльд, предстать перед судом и вести не привычную пошлую журнальную пикировку, дискурс-междусобойчик, а внятно высказать свои и выслушать чужие аргументы в отношении сохранения или отмены существующего общества, морали, религии, нравственности. Они делают вид, что не знают о двадцати семи годах, проведенных в тюрьме маркизом де Садом, отвечающим за свои идеи. Играя отвязных левацких лидеров, они, чуть что, бегут ответственности, объявляя о своей невменяемости из привычного укрытия - психиатрических больниц. Многие "радикальные" герои прессы уже в отрочестве ложились в стационар, добиваясь белого билета - "косили" от армии.
Кстати, на Руси не годных к воинской службе издавна называли негодяями. Девушки избегали негодяев, полагая, будто они не годны ни к чему и во всем остальном, кроме службы. Не потому ли, преодолевая образ негодяя, московские "радикалы", в т.ч. искусствоведы и критики, так любят фотографироваться голыми, убеждая в своей годности? Возможно, кого-то впечатляет, но мы, говоря о состоятельности человека, в первую очередь, подразумевает его пригодность нести ответственность за собственные слова и действия.
Ругая фашизм, которым, по мнению "актуалистов", пропитана атмосфера российской действительности, они не могут даже этому мифическому фашизму бросить вызов, и открыто полемизировать, как это делал антифашист Георгий Димитров. Все на что они способны, подобно московскому "акционисту" А. Осмоловскому, - проклинать сотрудников милиции, героически замаскировавшись "революционно-художественным" проектом mailradek в электронной сети Интернета:
"Просидев двое суток в КПЗ после акции "баррикады на Большой Никитской" (а я с 1991 г. не попадал в КПЗ), могу с уверенностью констатировать, что наша милиция состоит из клинических психопатов, профессиональных жандармов и русских фашистов" 1.
Иногда Сальвадор Дали говорил, что он похож на сумасшедшего, добавляя при этом, что он таковым все же не является. И это так. Хотя бы потому, что он никого при этом сумасшедшим не выставлял. В случае с московскими "актуалистами" уместнее вспомнить Эдгара По. В одном из его рассказов журналист осматривает психиатрическую клинику с очень подозрительными врачами, удивительно жестоко обращающимися с подопечными "психами". В конце выясняется, что подвергающиеся жестокостям "психи" - это и есть настоящие врачи, а их мучители, мнимые врачи, на самом деле - взбунтовавшиеся сумасшедшие.
В 1991 г. Осмоловский и сообщники выложили на Красной площади своими телами слово из трех букв, исполнив ритуал осквернения святыни российской государственности. Его задержали, но тут же выпустили по требованию номенклатурных деятелей культуры, вступившихся за "современного художника".
"Я создал среду, материальным воплощением которой, условно говоря, стал август 1991 г.", хвастливо заявляет А. Осмоловский в тексте № 2 mailradek от 20.08. 95 г. Напомним, что надругательство проводилось в рамках большого проекта - уничтожения СССР. После падения Союза подобные ритуальные акции не прекратились, ибо они вписываются в рамки американской доктрины "нового сдерживания" России. Бывший президент США Р. Никсон призывал американское руководство в конце марта 1992 г. не ослаблять внимание к российским делам: "Россия - ключ к успеху. Именно там будет выиграна или проиграна последняя битва холодной войны. Не может быть более высоких ставок"2.
Эстетическую среду для "нового сдерживания" России создают "актуальные художники".
Неприятный осадок от встречи с милицией после ритуального осквернения Красной площади Осмоловский в течение семи лет снимал произнесением сектантской мантры - "нецезиудик", - заклинанием на искусственном, полуоккультном-полукриминальном языке волапюк. Хитроумное решение коллеги Бренера, добившегося-таки полугодового пансиона в гуманитарной голландской тюрьме, - вот она слава: нарисовал знак $ на картине Малевича, - вызывало зеленую долларовую зависть Осмоловского и заставило его вернуться к реальности. Он видел ее исключительно глазами парижских студентов 1968 года и организовал строительство "баррикады" (из картонных коробок и портретов пресловутых левацких гуру), и заявил, что она, "пусть меньше и слабее тех, которыми был перегорожен Париж, должна послужить первым предупреждением о том, что мы представляем собой угрозу общественному порядку".
Трудно вообразить, что по этому поводу мог бы сказать профессор Шляймер, изобретатель языка волапюк. Префект Центрального округа Москвы А. Музыкантский назвал постыдную тусовку "мелким хулиганством", что и было записано в милицейских протоколах и на страницах газеты "Коммерсант". "Радикалы" требовали для себя ежемесячной выплаты $1200, легализации наркотиков и права безвизового передвижения по всему миру. "В этот момент, - сообщала в "Коммерсанте от 26. 05. 98. Милена Орлова, - откуда ни возьмись появилась тетенька-уборщица в оранжевой жилетке и стала споро разбирать баррикаду. Постояв немного, участники акции решили разойтись, признав победу за собой".
Журналистка не может поверить, что "тетенька" появилась сама собой. Ее, как и прессу, наверняка уведомили о готовящейся "акции". Сама М. Орлова оказалась на Б. Никитской не случайно, как не случайно она принимала участие в организованной А. Осмоловским "концептуальной акции на Красной площади, выразившейся в композиции из человеческих тел, составлявших слово х…й", о чем написано на с.7 журнала "ОМ" № 5 за 1996 г.
Хотелось бы обратить внимание пишущих о "современном искусстве" на короткую и точную рецензию А. Музыкантского: "Мелкое хулиганство". Не убавить, не прибавить. Милиция поняла ее однозначно и начала винтить "радикалов", не взирая на их заслуги перед contemporary art. "Актуалисты", становясь на путь подстрекательства и вредительства государству, и, совершая "переход радикального искусства к террору" (mailradek № 2 от 20.08. 95 г.), почему-то удивляются, получая симметричный ответ со стороны правоохранительных органов. Но как еще реагировать милиции на лозунги: "Вся власть воображению!", "Будьте реалистами - требуйте невозможного!", "Долой Ельцина, Лужкова и Церетели!"? Она выполняет свой долг, а "актуалисты" - свой, "с уверенностью констатируя, что наша милиция состоит из клинических психопатов, профессиональных жандармов и русских фашистов".
Слова идеолога картонных барикад, рассчитанные на американских журналистов, напоминают все тех же взбунтовавшихся сумасшедших Эдгара По. "Весь этот коктейль данных человеческих типов ("фашистов", "жандармов" - прим. авт.) в своей концентрации (в отделении милиции) создает общее впечатление государственно узаконенной и легальной полууголовной, психически ненормальной банды придурков, которые испытывают только одно неудобство - ограничение собственной власти, физическую невозможность пытать всех без исключения"3.
Интересно, а на каких журналистов в штатском рассчитаны эти признания? "Мои акции проходили в режиме скандала. Террор был скорее побочным продуктом моей деятельности. В акциях же Бренера (а тем более в его намерениях) побочным продуктом становится именно скандал. Основным модусом его работы является террор. Террор может осуществляться только в телесном режиме - это драка, изнасилование, насильственное удержание и, конечно, убийство. (Убийство - "идея фикс" Бренера)"4.
Странные баррикады образуются в головах людей, долгие годы проведших в секте "актуального искусства". Френоклассический (разрушающий мозг) характер секты вызывает необратимые процессы в психике сектантов. Агитируя голосовать "Против всех партий", Осмоловский настоятельно призывает: "Как можно больше сумасшествия, нелепости, хамства, тяжелой порнографии! Дискредитировать власть, показывать ее тупость, грубость и безграмотность!"
Аристотель не пользовался словом "анархист", но еще в IV в. до н.э. был известен этот тип, желающий разрушить государство. Аристотель говорил о нем как о "недоразвитом в нравственном смысле существе", либо как о "сверхчеловеке", на что и претендуют "актуалисты". "Такой человек по своей природе только и жаждет войны; сравнить его можно с изолированной пешкой на игральной доске"5.

1. mailradek № 49. 29. 05. 1998
2. Платонов О. Россия под властью криминально-космополитического режима. "Русский вестник" № 37-39, 1997
3. mailradek № 49. 29. 05. 1998
4. mailradek № 2. 20. 08. 1995
5. Аристотель. Т.4. "Мысль", М., 1983. С. 378


Бюро пропаганды измененного сознания

Рассматривая деятельность "художников-новаторов", невольно замечаешь, что они и их проекты давно уже знакомы. Почему новейшей инициативе дано имя Радека, персонажа мало известного сегодня кому-либо, кроме историков, деятеля не то Коминтерна, не то Профсоюза? Впрочем, странность объяснима, если рассмотреть традицию использования финансовой поддержки сектантского экстремизма в России со стороны международного капитала, как сказал бы сам Карл Радек. Тому есть множество примеров из периодов русской смуты, коснемся лишь одного.
В книге Э. Сеттона (Sutton Autony. Wall Street and the Bolshevik Revolution. New Rochelle. 1974. ) описана история финансирования банкирами Уолл-Стрита русской смуты начала 20 в., произошедшей в результате длительной работы по изменению сознания российского населения. В числе работающих над этим к моменту октябрьского переворота в России находилась американская делегация "Красного Креста", состоявшая почти вся из крупных политических и финансовых деятелей. И уже 2.II.1918 один из ее руководителей, очень крупный американский финансист В.Томсон перевел большевистскому правительству 1 млн. долларов по распоряжению Дж.Моргана. В книге есть свидетельства о давлении на правительства США и западноевропейских стран с целью заставить их не помогать белым - традиционалистам, но усилить помощь "актуальной" силе - большевикам - радикалам в деле государственного терроризма. Агентами давления были финансовые и политические деятели, связанные с банкирскими домами Моргана и Рокфеллера. При этом они проявляли себя как советские финансовые агенты на Западе, и как сотрудники "Бюро пропаганды" Карла Радека.
С конца 1980-х гг. на территории России дело "Бюро пропаганды" Карла Радека продолжают уже не только "Красный Крест" или "Врачи без границ", "правозащитники", "проповедники", "экологи", "благотворительные фонды". Многими потоками идет мощное финансирование самого " актуального художественного" проекта века по изменению традиционного сознания населения России, для создания в ней перманентного системного кризиса.
Исходя из сказанного, название проекта московских "радикальных художников" не случайно, - они прямые продолжатели деструктивной, кровавой идеологии, носителем которой и был Карл Радек. Дело его процветает, о чем красноречиво говорит надпись на первой странице "Радека" №2: "Издание осуществлено, естественно, на средства Центра современного искусства Сороса". "Филантроп" не жалеет денег на "изменение сознания будущего поколения россиян" и московские "радикалы" работают для этого не покладая рук. И не только руки, весь их организм, все его "красно-коричневые" отправления содействуют изменению традиционного сознания у всех групп общества, способы привычного мышления которого (менталитеты), в чем-то хотя и отличаются, но все-таки находят для себя общие нравственные и моральные ценности, соединяющие их в народ. Весь организм "актуалистов" восстает против этого единства.
Во втором номере "Радека" помещены фото "автографов" членов редколлегии -экскременты с указаниями в правом верхнем углу, - какой кому принадлежит. Самый крупный "автограф" принадлежит Авдею Тер-Оганьяну, известному осквернителю православных икон. В ряду этих фотографий помещен вид маковки православного храма с крестом. Рядом провокационная подпись, будто это "автограф" мэра Москвы Ю.М. Лужкова.
В журнале производится опрос: "Могли бы вы съесть тарелку фекалий? За 100$? 1000$? Или за100000$? Тут же помещена фотография сморщенной физиономии одного из фигурантов радековской тусовки, который говорит, что "для съемки я чуть-чуть попробовал. Мерзко. Тарелку съем за 10000$ или, наверное, за 100000$, да, за 100000$…" Тер-Оганьян, позирующий с топором в руках на фоне оскверненных им икон, не столь привередлив: "Съем за 100$". Он говорит, что "это смешно, это достойно смеха, а не сопереживания, и уж тем более - не осуждения".
Эта "смеховая" культура прививалась в России издавна еще при содействии соратников К. Радека. Вазы Зимнего и других дворцов Петербурга, Москвы и далее по всей России с 1917 г. превращались в отхожие места. М. Горький, заикнувшийся, что интеллигенция - мозг нации, и ее надо поберечь в лютую годину, получил известную отповедь Ленина, - интеллигенция не мозг, а говно нации. Чертовски смешно! Как без смеха взирать на всех этих шутов гороховых - ученых, писателей, музыкантов, художников? Мы - радикалы, новые высшие существа, живущие вне жалких общечеловеческих предрассудков, на них и на все их пережитки - культуру, мораль, любовь, что там еще? - кладем большую кучу!
То стихают, то вновь усиливаются эти зловещие раскаты смеха. Дьявол, Повелитель мух, божество распада и гниения смеется сам и смешит всех радикалов мира, российских в том числе. Еще Алистер Кроули, величайший маг и пророк Люцифера в 20 в., приводил в изумление своих поклонников совершением публичных дефекаций на ковер во время магических и сексуальных оргий, демонстрируя им свое обладание демонической силой. Оккультный ритуал дефекации в Музее изобразительных искусств им. Пушкина А. Бренер избрал способом объявить о своем люцеферизме.
С особым весельем описывают старания "актуалистов" показать подобным образом свою сверхчеловеческую сущность их летописцы. Один из них, М. Белозор, говорит об имеющейся антологии дефекациии, составленной М. Немировым 1. М. Белозор приводит "самый потрясающий случай, который произошел в одной компании, когда проснувшиеся после пьянки гости обнаружили, что одному из них, спавшему на животе, наложили на спину" 2. Также он показывает пример прямого подражания Алистеру Кроули, со стороны находящегося под воздействием алкоголя Тер-Оганьяна. "Утром он проснулся и видит: посреди комнаты на коврике лежит кучка" 3.
Но, довольно! Хочется распахнуть окна и двери, устроить грандиозное проветривание, ибо зловещие миазмы исходят со страниц органа "современного искусства" - "Смрадека", метко названного так одной из газет4. Однако общее экологическое состояние информационной атмосферы не многим лучше, - российские СМИ ежедневно производят выбросы токсинов, также изменяющих сознание нашего общества. Финансируемые Западом журналы "ХЖ", "Комод", "Митин журнал", "Максимка", молодежные журналы "ОМ", "Птюч", телепрограмма "Про это" на НТВ, газета "Коммерсант", в лице критика Е. Деготь, - хором поддерживают секту "актуалистов".
Этологи, ученые, изучающие поведение животных, считают, что наибольшее сходство в восприятии информации люди имеют с птицами, - и те и другие большую ее часть черпают при помощи зрения. Человек, будь он птицей, вряд ли бы долетел, оставаясь в здравом рассудке, до середины того потока сатанизма, который выливается СМИ и "новым искусством" на российское общество, когда бы ни действовали в нем, все еще существующие обереги - традиционные понятия о добре и зле. Но, как уже не мы одни заметили, дышать этим смрадным, отравленным воздухом становится все тяжелее.
Мы же хотим сказать, что во времена великих подмен стоит обратить внимание, на то, какие цели преследуют люди, претворяющиеся художниками не от мира сего, когда они, прикрываясь фразами о переделке мира, - старыми медными тазами донкихотства, уничтожают спасительные ветряные мельницы, разгоняющие ядовитые выделения преисподней. Посмотрите на них пристальней. Вы увидите на их лицах печать блудливой улыбки сатанинского бюро пропаганды.

1. Белозор М. Волшебная страна. Красный матрос. СПб,1999. С. 51
2. Там же.
3. Там же, с. 15
4. Васильченко В. "Смрадек". "Завтра" №9 (326) 1999




Слово и дело

Исследователь мозга, нобелевский лауреат Джон Экклс сравнил мозг человека с механизмом, который можно приводить в движение посредством любого духа. Об этом невольно вспоминается, когда мы беремся рассматривать лиц и организации, деятельность которых подпадает под название "френоклассических" (разрушающих мозг). Дух, помрачающий рассудок современного художника, превращающий его в "актуалиста" - это дьявольский дух разделения. С ним и заигрывают "актуалисты", рядясь в анархистские лохмотья французских леваков 1968 г., вставляя себе перья питавшейся падалью терроризма ощипанной птицы "RAF".
"Я хочу стать взрывающимся в руках оружием, разносящим себя на миллиарды осколков и застреливающим на память вас, мои дорогие и любимые" - говорит на 84-й странице журнала "Радек" №1 осколочное сознание одиозного "актуалиста" А. Бренера.
"Терроризм - это моя субъективная потребность, моя утопия (действие, которому нет места, но оно должно быть). Например, я люблю женщину, единственное средство избавиться от этого буржуазного чувства - пристрелить ее, как собаку, лишить свой миф физического носителя, и так всегда, и так везде". Так звучит один из многочисленных фрагментов "френоклассической прозы" Д. Пименова, из того же номера "Радека" (С.79).
Тема терроризма давно муссировалась в среде "московских радикалов". Еще в ноябре 1989 г. в МГУ проходил литературно-критический семинар "Терроризм и Текст", в котором принимали участие Д. Пригов, Л. Рубинштейн и Д. Пименов.
Ровно через десять лет, осенью 1999 г. в Москве прогремели взрывы реальных террористических актов. Ранения получили - и не осколками сознания - не литературные персонажи, а реальные люди. Милиция обнаружила на месте взрывов провокационные листовки Д. Пименова, призывающие к терроризму. Пименову вскоре пришлось скрыться в Чехии, но не от следственных органов, а от разыскивающих его санитаров психиатрической клиники. Заметим, что, избегая ответственности за противоправные действия, "актуалисты" подчас и сами отправляются в психиатрические больницы, как это было, например, в случае с А. Тер-Оганьяном, рубившим в Манеже иконы топором.
Пафос анархистской фразы заразителен и обремененные свободным временем молодые люди, начитавшись изданий, подобных "Радеку", чувствуют себя революционерами и идут взрывать. Сначала - памятники. К четырем годам заключения приговорил суд Андрея Соколова за взрыв плиты памятника Николаю второму на Ваганьковском кладбище. А "домашние радикалы" продолжают "френоклассическую" пропаганду в Москве и регионах России на щедро отпускаемые под это гранты "благотворительных" фондов.
В тексте № 63 mailradek от 5. 11. 1998 г. Редакция "Радека" сообщает, что получила заявление Революционных Партизанских Групп в связи со взрывом памятника Николаю II в Подольске. "Актуалисты", чувствуя себя властителями умов, идеологами молодежных радикальных движений, самодовольно заявляют: "Абсолютное большинство памятников культуры нынешнего режима должны быть разрушены как можно быстрее. Их место займет действительно передовое современное искусство, которое поставит российскую художественную ситуацию в контекст международного арт-процесса. В России есть для этого талантливые авторы и реальные возможности".
А вот призыв "Радека" к "актуалистам" в регионах. "Эксперимент является главной ценностью любого леворадикала. Берите пример со студентов 68-года! Придумывайте свое, новое! Эксперементируйте, веселитесь, фантазируйте!!! … мы полностью поддерживаем эту инициативу. Молодцы ребята! Херачьте молотком по мозгу, и никак иначе! Мы с вами!"
Грязное подстрекательство в леворадикальном движении стало традицией еще со времен известного провокатора Азефа. Актив современного "Бюро пропаганды Радека" действует именно в этом русле, толкая молодежь на необдуманные действия, сохраняя при этом лицо "белых и пушистых" деятелей "актуального искусства".
Георгий Литичевский, назвавший в "Русском Телеграфе" деятелей секты "Радек" "домашними радикалами", получил грязную, нецензурную отповедь в тексте № 28 mailradek'а (29.01.1998). Наиболее приемлемо в ней было высказано следующее: "В том-то и дело, что мы не стремимся к оригинальности и старательно повторяем вовсе не оригинальные идеи Делеза, ситуцианистов, марксистов и Бурдье, потому что они кажутся нам все-таки любопытными, чем исключительно оригинальные идеалы "прав человека", "права выбора" и "взаимной ответственности граждан друг перед другом" Литичевского".


"Из всех искусств, для нас важнейшим является - террор!"

Рассмотрим, что означает на деле "действительно передовое современное искусство", которое, по мнению "актуалистов", "поставит российскую художественную ситуацию в контекст международного арт-процесса". О каких таких "талантливых авторах" они ведут речь и что это за художественное движение, лейтмотив которого призыв к разрушению?
Существует прямая связь между "самовыражением" и хулиганством, "самовыражением" и изменением сознания, т.е. революцией во всех ее проявлениях.
Впервые об опасности для государственных устоев со стороны гипертрофированного самовыражения заговорили сразу после русской революции 1905-1907 гг. Министерство юстиции в своем научном журнале объявило о новом явлении в России - хулиганстве, "безмотивном" преступлении, радикальном способе самовыражения. Протоиерей Клавдий Фоменко высказывался о хулиганстве, как о полном отрицании общественно-государственного порядка. В журнале "Русская мысль" по этому поводу выступал философ Сергий Булгаков, для которого олицетворением распространяющейся одержимости в обществе стала личность и творчество "актуального" в то время художника Пикассо. Булгаков подчеркивал, что корни пагубного общественного нездоровья следует искать в религиозном сознании, в котором наступил кризис.
Исследователи общественных умонастроений тех лет, в т.ч. И. Бунин, З. Гиппиус и др., сходятся во мнении о причинах возникновения массового хулиганства. Их обобщил М. Волошин, назвав русскую революцию "исключительно нервно-религиозным заболеванием". Но не вся интеллигенция России и в то время, и сейчас согласна с этим. Михаил Берг в книге "Литературократия" поясняет, что те, кто разделял взгляды, подобные тем, которых придерживались названные писатели, обладали "пониженной чувствительностью в отношении революции, как выражению ожидаемого мировой культурой антропологическому перевороту"1. И сегодня интеллигенция разделена на чающих "нового человека" и тех, кто свершившийся уже отчасти "антропологический переворот" называет "царством Хама".
Что же нового привнесено в инспирируемую сегодня "актуалистами" массовую волну хулиганства?
Обществу навязывается мысль о том, что "презумпция невиновности" "современного художника" не требует опровержения по закону. Теперь немыслимые извращения, совершаемые публично, - из предмета исследования криминалистов, судебно-медицинских экспертов, психологов, социологов, - перемещают в предмет исследования "современных искусствоведов", изучающих не хулиганство, а "стратегии" "талантливых авторов". Маниакальные психозы, некрофилия, порнография, скотоложество и другие области приложения "художественных талантов", рассматриваемые этими специалистами, как способы самовыражения, вытеснили "тупиковость метафизических выспренностей затейников-эзотериков" и теперь "актуалист" Кулик и его "свинки стали тактильно достоверными последними ценностями и основами московского актуального искусства" 2.
Язык "искусствоведов и критиков современного искусства" - тема, о которой особый разговор.

1. "Литературократия". Новое литературное обозрение. М. 2000. С.36
2. Панов А. Время сушить весла. В кн.: Олег Кулик. Те же и Скотинин. XL. 1995.С.9


Другое тело: модификаторы-членовредители

Американский исследователь Лестер Самралл написал книгу, имеющую отношение к рассматриваемому нами вопросу о власти, актуальному в дискурсе "современного искусства". Она называется "Сверхъестественные начальства и власти". В ней Л. Самралл рассказывает о том, какие свирепые духовные баталии происходят в человеческом разуме, обратившемся за помощью к сверхъестественным силам, в надежде получить с их помощью неограниченное могущество и помышляющем о соблазне существования поверх установленных обществом нравственных норм и законов, в рамках которых человеку предоставляется полнейшая свобода.
"Я имел дело с шаманами, волшебниками, колдунами, другими людьми, запутанными в оккультизме и удивляюсь тому, что они делают в погоне за силой. Многие отрезают пальцы рук и ног или уши, как приношение злым духам, контролирующим их"1.
Так, например, в индуизме существует ритуал самоизувечивания ("Тхайпусам"), когда индусы многие часы под пульсирующий ритм барабанов колют свои тела ножами, иглами, крючьями и пиками.
Несомненно, что видавшего виды американца также удивил бы журнал "Птюч" концентрацией мощнейшей пропаганды наркотиков, всевозможных извращений и насилия, - внешних проявлений исключительного эгоизма особей, живущих, не оглядываясь на мнение жалких пленников законопослушания и рабов морали. В журнале рассказано как раз об упоминаемых Л. Самраллом "других людях", запутанных в оккультизме. Часто они о себе так и говорят: мы занимается другим искусством, у нас другая культура, другие боги, другая мораль…
В рассказе "Модификаторы тел", - так теперь рекомендуется называть членовредительство, чтобы избежать уголовной ответственности, - один из авторов-птючей пишет об этой патологии, как о модном явлении и жанре современного искусства.
"Возвращаясть к декоративным ампутациям типа отрубания фаланг пальцев, отрезания ушей и так далее, то здесь особых премудростей не требуется, даже заморозки. Например, перед тем как отрубить палец, вы держите его минут десять-пятнадцать в ледяной воде, перетягиваете у основания жгутом, потом берете долото и молоток, пятнадцать ударов - и все готово. Затем снова суете его в воду со льдом"2.
"И в чем бы ни упрекали "Птюч": в аморальности, пафосности, схематичности, иллюзиях, узкой направленности… - одна вещь, на мой взгляд, перевешивает все недостатки - абсолютная искренность. А это дается не просто".
Нельзя не согласиться с Игорем Виленовичем Шулинским, гл. редактором "Птюча", написавшим это в предисловии "Птюч-книги", сборника мерзостей, публикуемых в журнале. Авторы и не пытаются скрыть искреннего наслаждения в описаниях патологий и подробностей нечеловеческой жестокости. "Самовыражение" заставляет искать новые формы, как правило, реализующиеся в преодоление условностей традиционного искусства. С наивной простотой об этом говорит А. Пригов:
"В том же, что касается нашего желания трансформировать свое тело, могу сказать, что большинство из нас хочет открыть себя, свое тело новым ощущениям, новому восприятию окружающего мира. Изменение тела - это своего рода творческий процесс. Это как скульптура, и человеческая анатомия становится для нас, скульпторов, материалом, в котором мы выражаем свой творческий порыв.
Мы, практически все без исключения, помогаем другим, в той или иной степени, если они сами не способны модифицировать свое тело. Многие из нас являются специалистами по модификации тела, работают в сети наших трансформационных "лабораторий"3.
После таких откровений только упертый ретроград не признает права на эксперимент за такими маньяками, как Мэнсон, Чекатило и многими другими "художниками-телесниками", работающими в сходных жанрах, украшающих свое "творчество" сатанинской символикой. Лестер Самралл показывает в своей книге бывшего шамана из Бразилии, который, умиротворяя демонов, пил теплую кровь цыплят. Он также должен был резать себя и смешивать свою кровь с вином, как приношение злым духам 4. В книгу американского исследователя вполне логично вошли бы эпизоды из хроники российского "актуального искусства", которое вот уже десятилетие кровоточит.
О том, что цветовая палитра деятелей "современного искусства" в 1990-е гг. ограничилась красно-коричневым колоритом крови и фекалий, чрезвычайно широко и подробно пишут российские СМИ. Часто трудно разобрать, где кончается "арт-хроника" и где начинается криминальная: убийцы и самоубийцы, гомосексуалисты и трансвеститы, кровь, наркотики, жертвоприношения, - плавно переходят из одной в другую.
Обозреватель "Мегаполис - Экспресс" в выпуске от 6 марта 1996 г. пишет об "акциях" так называемых перформансистов, модификаторах тела, Олеге Мавроматти и Императоре Вава: "Парочка друзей-членовредителей потребовали "выхода в прямой эфир" на радиостанции "Эхо Москвы". Они высунули языки и… насквозь проткнули их друг другу десятисантимитровыми "пункционными" иглами. После завершения ритуального действа, истекающие кровью экстремисты, согласились покинуть радиостанцию.
Между тем, садомазохистские амбиции г-на Мавроматти продолжали расти, как снежный ком. Следующей жертвой его патологических посягательств стала известная перформансистка Алена Мартынова, которую жаждущий крови маньяк уговорил подвергнуться… пластической операции".
Операция состояла в отрезании носа. Что заставило А. Мартынову согласиться на эту чудовищную "операцию", мы не знаем. В истории современного искусства можно найти лишь один подобный случай. Пегги Гуггенхейм в молодости сделала себе операцию по изменению формы носа. Новый двухтысячедолларовый нос способствовал ее фантастической карьере. Возможно, Мавроматти посулил Мартыновой успех, не меньший, чем у инфернальной Пегги, и та согласилась на ритуальную модификацию тела.
Не думаем, что Мартынова повторит путь галеристки, но то, что она оказалась катастрофически близка к злоключениям гоголевского майора Ковалева, потерявшего свой нос, об этом недвусмыссленно рассказывает обозреватель "М - Э". Представьте, каково было его удивление, "когда он застал г-жу Мартынову чуть ли не в истерике. Оказывается, пока шло представление, уборщица, посчитав гипсовую маску за "отходы производства", выбросила ее в мусоропровод. Если учесть, что отрезанный нос еще не прирос к лицу отважной эксперементаторши, то потеря защищающей его оболочки выглядела как катострофа. К счастью, после посещения мусорной камеры удалось-таки отыскать пропажу".
Так выглядит практическая помощь другим, тем, кто сами не способны модифицировать свое тело. Словом, "Птюч" в реальности, помните - "Многие из нас являются специалистами по модификации тела, работают в сети наших трансформационных "лабораторий"? Московские "актуалисты" любимые герои "Птюча". Они, подобно шаманам, режут себя и других, смешивают свою кровь с вином, как приношение злым "духам самовыражения".

1. Самралл Л. Сверхъестественные начальства и власти. "Свитанкова Зоря", Украина. 1996. С.13
2. Птюч-книга. М., "Альфа-книга". 2000 г. С. 72
3. Там же, с. 74-75
4. Самралл Л. Сверхъестественные начальства и власти. "Свитанкова Зоря", Украина. 1996. С.14


Секта абсолютной любви: моделирование шока

О ритуальном наполнении зрелищ "актуалистов" свидетельствуют название их "творческих объединений", "выставок" и "акций", об этом говорят СМИ.
Мавроматти и Вава называют себя и своих коллег сектой - "Сектой абсолютной любви". Слово "любовь", используется сектантами в "актуалистском" контексте. В беседе между Мавроматти, Осмоловским и Бренером, опубликованной на страницах сектантской брошюры "Нецезюдик", Бренер, подобно известному призыву о разрушении Карфагена, все свои реплики заканчивает словами о любви, и только в конце беседы поясняет, что он имеет в виду. Любовь по мнению "актуалиста" - это возможность "действовать некорректно, чтобы положить это все на лопатки. Как это всегда происходит в любви"1. На лопатки он собирается положить все, что имеет хотя бы отдаленное отношение к общепринятому искусству и культуре. В числе духов, которым поклоняются современные, с позволения сказать, биоскульпторы, часто упоминаются известные издавна духи хаоса и разрушения, духи радикализма - и отнюдь не художественного. Биоскульпторы, по мнению критика В.Сальникова, - "истинные, неподдельные политические радикалы. Таких пламенных революционеров, леваков-полпотовцев, мечтающих о новой революции в России, с горами трупов, как в Камбодже, еще поискать. Перформансы у них самые крутые, тут все вживую, никакого кетчупа - кровь льется рекой, ну, не рекой, конечно, но уж ручейком точно. Причем, собственная кровь художников (то они рты друг другу зашивают, то устраивают оргии в морге), а не риторическая бумажно-концептуальная"2.
Вот так, изменяя сознание, от мелкого хулиганства к революции, а там - вживую среди горы трупов - вот вожделенная мечта сектантов - экстремалов "актуализма". Чтобы о таком мечтать, надо иметь специфическое сознание, выражающееся в собственном превосходстве над толпящимся человеческим мясом. Откуда берется такое сверхъестественное желание власти? Может быть, А. Бренер, призывавший художников взять власть, знает какие-то подробности возникновения подобных мыслей? Да, наверняка знает и охотно этим делится.
"По мере размышления я пришел к заключению, - признается Бренер, - что Мавроматти удалось открыть умственные законы, которых мы не знаем. Несомненно, он должен был посвятить годы этим изысканиям: еще более несомненно, что понадобились месяцы и месяцы, чтобы дать его открытиям созреть и превратить их в инстинкты.
У Мавроматти не было убеждений. Ненависть тоже не была его убеждением. Ему было насрать на все, даже на собственное отчаяние. Он ненавидел свое отчаяние. Он ненавидел свою маргинальность. Он ненавидел меня. Он ненавидел свою ненависть.
Человеческий ум представляется мне так построенным, что не может быть бессвязным для себя самого. Поэтому я воздержался от причисления Мавроматти к кретинам".
Бренер вспоминает прогулку с Мавроматти, когда тот вдруг сказал ему:
"Знаешь, я презираю исключительные вещи. Они являются потребностью слабых духом. Поверь точности моих слов: наглость легка, бесконечно легка".
Он вспоминает вкусы и страсти, негодование и спесь своего друга модификатора-членовредителя, когда тот устало произносил очень большие цифры: восемьсот десять миллионов семьдесят пять тысяч пятьсот пятьдесят долларов…
"Я слушал эту неслыханную музыку, не следя за вычислениями, - вспоминает Бренер. Теперь мне было ясно, что такое настоящий нецезиудик"3.
Неслыханная музыка долларов…
Но, кто-то, обладающий сверхъестественными способностями, ее все-таки слышит, кто?
Собственно, это тот, кто готов танцевать пляску смерти, - говорит А. Осмоловский, - ибо "дерганье в социальных рамках крайне сдерживает реальный процесс развития нашего движения. Для того, чтобы пляска состоялась нужны деньги на покупку костюмов к ритуальному событию. Как только появятся деньги - будем танцевать "пляску смерти". А сейчас пока мы поем гимны, задаем атмосферу".
То, как это может выглядеть, Мавроматти видит "в работе с собственным телом, в физической переделке собственного тела (пример с А. Мартыновой показывает, что он не ограничивается только собой. - прим. авт.), в пластической операции, в изменении пола, цвета кожи, глаз и т.д."4 Осмоловский добавляет: "работа с телом может выражаться в продолжительных голодовках", - причем, не уточняет, кто будет голодать, - "в работе с человеческой кожей и кровью, в продолжительном сне под действием препаратов, работы в области психотропного воздействия… Помимо символического жеста, который также очень важен, вся работа заключается в том, чтобы взять труп в руку и показать. Моделирование шока в моем творчестве играет очень важную роль. Мне очень важно также переживание. Все запечатленные работы должны быть натуральны, никаких коллажей, муляжей и т.д."5
В книге "Культурные герои 21 века" на цветной вклейке А. Осмоловский позирует с отрубленной женской головой в руках.
Грустно. "Антропологический переворот" - реальность наших дней. Что ждет российских граждан, если в книге, в которой сатанинский сюжет с отрубленной головой, не единственный, предисловие написано видным политиком? "Мы готовы отвечать за Будущее" - говорит С.В. Кириенко, лидер СПС. Страшно за будущее. "До встречи в XX веке!" - что стоит за многозначительным выделением фразы? Забавно, когда в пародийном триллере героев пугают словами "До скорой встречи!", но когда встречу с "художниками", подобными А. Осмоловскому и Мавроматти обществу обещает не Фантомас, а бывший премьер, политик, претендующий на верховную власть в стране - это производит совсем другой эффект.
Сверхчеловеки "актуализма" внимают звукам неслыханной музыки долларов и разучивают па пляски смерти на своих акциях, чтобы, кто знает как скоро, быть готовыми "вживую" выступить своим кровавым ансамблем песни и пляски сверхъестественной силы. Уже сейчас им предоставляются площадки для выступлений, все действия документируются и освещаются СМИ, сообщающими, что помимо ""перформансов" есть и "кислотные" картинки: бандиты, насильники, порнокрасавицы с силиконовыми бюстами и идеальными срамными губами от хирургов-косметологов, дети"6.
Удивляет беспечность родителей, чьи дети заняты в подобных смерто-танцевальных репецициях. Описание перформанса - акта растления малолетнего на выставке в ЦСИ "Больше смысла" - приводит В.Сальников в заметке о сектантах в "ХЖ".
"В день открытия состоялся перформанс: перед телевизором сидел восьмилетний мальчик в очках для подводного плавания с закрашенными черным пигментом стеклами, на экране - порнофильм. В то время как художники, встав по обе стороны от отрока, в таких же, как он очках, но только с прозрачными стеклами, накалывали на приделанные к очкам длинные спицы ягоды клубнички со стоящей на телевизоре тарелки и кормили ею "слепого" мальчика"7.
Растление малолетнего, проделанное на так называемой территории искусства, остается растлением, а попытка возвести его в степень искусства говорит о степени изощренности растлителей.
Целый перечень радений сектантов перечислен на с.22 книги, изданной при информационном и финансовом участии Центра Современного Искусства Сороса "Современное искусство Москвы 1995. АВС, М.,1996"
"Братская могила", Морг, городская клиническая больница №50, Москва; "Жизнь за кошку", Садовая Триумфальная ул., Москва; "Самоубийство ангелов", Садовническая набережная (на месте снесенной школы); "Повелитель мух", Соленые подвалы, Москва; "Гоморра", Водный стадион, Москва; "Ответ Мохоли Надя", ЦДХ (мужской туалет), Москва; "Новые плащаницы", Ленинградское шоссе, Москва; "Эгрегор НЛО", территория психиатрической больницы №1 им. П.П. Кащенко (болото), Москва.
Участие в подобных ритуальных выставках объединяет сектантов, заставляет перейти внутренний порог, после чего они оказываются как бы повязаны общим делом и им затруднительно покинуть секту.
Даже непосвященный обратит внимание на присутствие культового акцента этих "выставок". Место их проведения, тематика говорят о распаде и тлении, которому поклоняются "сектанты любви". Что означает, например, "Повелитель мух"? Таким именем еще финикийцы называли Дьявола - Вельзевула. Баалы или баалимы - так именовались божества, принимавшие обличье зверей в религии финикийцев еще за 1500 лет до Р.Х. Баал-зебуб, баал-муха из города Экрона в Филистиде через Библию проник в современные языки: это знаменитый Вельзевул8. Повелителю мух, навозному царю посвящаются выставки, на которых "актуалисты" совершают надругательства над человеческим образом.
"Актуалист изображает на своей груди и предплечьях с помощью скальпеля "пятиконечную звезду, свастику, сердечко, эмблему хиппи (которую некоторые называют "пацификом", а некоторые - "анархией") и слово fuck, последнее время замещающее классический русский мат. Единственное, чего не хватает в этой кровоточащей коллекции, - это крест", - пишет Милена Орлова в "Коммерсанте" № 195, 13 ноября 1997 г. о "Четвертой выставке общего дела" в галерее RED-ART.
Крест в христианстве - символ жизни - крест животворящий, символ поправшего смертью смерть Христа ради жизни вечной. Всем, покусившимся на Образ Бога на иконах и призывающим делать это других, всем, открыто занимающимся членовредительством в поисках поддержки Дьявола - крест ни к чему. Они бегут от него, как черт от ладана.

1. "Нецезюдик". М., XL Галерея. 1994. С.17
2. ЦСИ, Москва.12. 04.96-12 05.96. Император Вава, Олег Мавроматти. "Секта абсолютной любви". "Больше смысла". ХЖ №12. С.89
3. "Нецезюдик". М., XL Галерея. 1994. С.39-40
4. Там же, с.7
5. Там же, с.8
6. ЦСИ, Москва.12. 04.96-12 05.96. Император Вава, Олег Мавроматти. "Секта абсолютной любви". "Больше смысла". ХЖ №12. С.89
7. Там же.
8. Рейнак С. Орфей. М., Факел. 1919. С.68


Из поваренной книги актуализма

Там, где западный постмодернизм имеет дело с фетишем (и его товарной сущностью),
русский - с сакральной, точнее - сакрализованной реальностью.
Михаил Берг1

20 сентября 1997 г. в Югославии проходила III Цетиньская биеннале, один из разделов которой назывался "Nova Ikona". А уже 25 сентября зрителями были сорваны со стен иконы, обезображенные "актуалистами" Александром Сигутиным и Авдеем Тер-Оганьяном. Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий потребовал закрытия этого раздела биеннале.
По мнению А. Тер-Оганьяна, "человек стал современным тогда, когда сказал, что Бога нет, либо вошел с ним в некие иные, не ортодоксальные отношения". "В этих работах, - пояснял он, - как бы отрабатывалась практика надругательств: надругательство над религией, надругательство над матерью, надругательство над героями Великой Отечественной и т.д. Эпатаж для меня является одной из форм современного искусства, продолжающей его дадаистские традиции. Я вкладывал в эту работу только эстетический заряд, рассматривая ее только как ироническую и смешную, но оказалось, что она актуальна и как прямой жест, о чем не жалею"2.
Под давлением прессы и общественности выставка в Черногории была закрыта. Среди художников, участников "Nova Ikona", также оказались люди не одобрившие осквернения. Константин Звездочетов, понимающий толк в эпатаже, тем не менее, выразился так: "легкомысленно относящимся к предметам культа и вообще к сакральному, хочу сказать: "Если у вас нету смелости иметь за душой что-нибудь святое, то оставьте за другими право это святое иметь"3.
Фонд Сороса и другие организации, заинтересованные в финансировании "отработки надругательств", отнюдь не легкомысленно относятся к сакральному, курируя программы по "десакрализации ценностей традиционного общества". Оганьяны в таких мероприятиях являются лишь исполнителями. "И хотя я не снимаю ответственности с художников, - продолжил К. Звездочетов, - все же считаю, что главная вина за случившийся скандал лежит именно на господах кураторах"4. Генеральным комиссаром Цетиньской биеннале был Андрей Ерофеев, правозащитник дадаистских традиций надругательств, после рубки икон топором А. Тер-Оганьяном в московском Манеже в декабре 1998 г, заявивший, что это была "оригинальная авторская идея"5. Его мнение разделили многие деятели "современного искусства" и не замедлили высказать его в различных СМИ.
"В России, как и в Югославии, церковь отделена от государства и вроде имеется современное искусство. Говорят: не путай божий дар с яичницей. Но если сегодня художник сделает из божьего дара яичницу - это его право. И он не обязан при этом нравиться окружающим". Владимир Мироненко утверждает это в своей статье "Травматология духа"6 и заключает, что его "любимая Родина должна пройти курс лечения в отделении травматологии. Травматологии духа".
Откуда такой диагноз?
В. Мироненко считает, что Россию с Югославией, "страной с мифологическим сознанием", в которой российские художники выставили оскверненные ими иконы ("Nova Ikona"на Цетиньской биеннале в 1997г.), "объединяет глубокая травма, вызванная распадом государства и переживаемая многими как страшное унижение национального достоинства, утраты былого величия и понижение в звании". Травма получена по причине того, что "Столкнулись лбами ортодоксальная традиция местных националистов и радикальный либерализм российского розлива". В. Мироненко, т.о. огласил заключение консилиума "ХЖ".
Медики Востока и Запада придерживаются мнения, что самое сложное в лечении болезни - установить правильный диагноз. Броское определение "травматология духа" требует проверки, в том смысле - кто именно больной? Перепутать божий дар с яичницей и сделать из него яичницу - совсем не одно и то же. Более того, лукавое неведение не обязано нравиться окружающим не только в Югославии, России, Иране, - страшно подумать! - оно не обязано нравиться окружающим даже в благословенных США. И оно таки там не нравится! Ситуация не меняется, как предполагает В. Мироненко, если сей "художественный акт совершается на территории искусства".
В Нью-Йорке в Бруклинском музее в 1999 г. проходила выставка британских радикальных художников, которая называлась "Сенсация". На ней фигурировала картина британца африканского происхождения, Криса Офили, изображающая Мадонну, грудь которой была выполнена из слоновьего навоза, а по бокам нее приклеены силуэты ангелочков, вырезанные из порнографических журналов.
Рудольф Джулиани, мэр Нью-Йорка, города, не переживающего ни распад государства, ни страшного унижения национального достоинства, ни, тем более, утраты величия - занял непримиримую позицию, защищая культуру и религиозные чувства верующих американцев. Здравый смысл и озабоченность будущим своего народа говорили от лица Джулиани о недопустимости показа таких "произведений" в учреждениях культуры. Это безо всяких объяснений поняли и представители различных христианских общин, каждодневно выходившие к зданию музея с требованием прекратить проведение подобных "выставок". Пиком негодования ньюйоркцев на проведение в Бруклинском музее ритуального осквернения Пречистого образа Мадонны стал стихийный протест 72-летнего пенсионера Денниса Хайнера. Пенсионер, симулируя сердечный приступ, приблизился к "картине" и воскликнув: "Это богохульство!", облил её белой краской. Творение Офили, гордость коллекции миллиардера Саатчи, немедленно отправили на реставрацию в мастерские музея, и оно надолго покинуло экспозицию.
В центре современной мировой культуры, в музее - на территории искусства - превращение божьего дара в яичницу остается точно такой же стряпней, какую делают в любой другой точке земного шара. И это блюдо не нравится - никому и нигде, будь то Владин дом, Манеж или Бруклинский музей.
Люди на Востоке и Западе, несомненно, сходны в одном: вопросы сакрального плана неизменно встают перед ними, и уровень потребления никак не влияет на принимаемые решения.
Есть особенность у оплачиваемых и идейных хулителей России, "страны максималистов": с кем бы американская "ортодоксальная традиция местных националистов" ни столкнулась, никто из российских критиков "современного искусства" никогда не позволит взять на себя смелость поставить в связи с этим диагноз: США духовно травмированы. Это выглядело бы кликушеством. Почему же в случае с Россией кликушество выдается за диагноз?
Стоит только попробовать освободиться от стереотипов, как выясняется, что все не так просто. Внимательный взгляд убеждает - там, где может показаться, будто западный постмодернизм имеет дело с фетишем, мы вдруг обнаруживаем, что он встречается с чем-то сакральным. Что мы наблюдаем, - рецидив ортодоксальных проявлений в либеральной среде, рассматривая реакцию на "Сенсацию" высокопоставленного Джулиани и рядового пенсионера Хайнера? Или же это здоровое отношение к проблеме сакрального, осознанное или инстинктивное проявление чувства культурного и духовного самосохранения?
Диагностируя состояния умов в "мифологизированных" государствах, некогда посмотреть на себя, опьяненных радениями "актуального искусства". Оно подобно эфиру, - усыпляет, оставаясь воспламенимым. "Актуалисты", как и токсикоманы, неадекватного воспринимают действительность, отсюда их необыкновенная легкость в провоцировании социокультурных и межрелигиозных пожаров. Мы бы посоветовали им отложить творения литературного трансвестита Макса Фрая и почитать Макса Фриша. Его герою, Бидерману на чердак подозрительные типы все время приносят канистры с бензином, но он так и не находит в себе смелости признать это положение угрожающим и принять меры. Дом, в конце концов, загорается.

1. Берг М. Литературократия. М., Новое литературное обозрение. 2000. С. 271
2. "ХЖ" № 34/35. М. 2000. С.131
3. Там же, с.132
4. Там же.
5. Ерофеев А.В.. Опровержение экспертизы А.И.Морозова
6. Мироненко В.. Травматология духа. "ХЖ" №34/35 за 2000 г. С.130-131.


Оккультные заклинания на месте взорванного храма

Газета "Вечерняя Москва" сообщала в 1994 г.: "27 мая на месте бывшего храма Христа Спасителя общественной организацией "Проект бассейн "Москва" было проведено "шоу", в котором участвовали представители различных религиозных сект. В вязи с этими событиями Всероссийский монархический центр направил мэру Москвы открытое письмо. В нем, в частности, говорится: "Нанесен удар в самое сердце народного сознания. Мы не имеем права допустить, чтобы силы зла восторжествовали над православной церковью и русским народом. Мы обращаемся к вам с просьбой более не допускать подобных бесчинств и выражаем надежду, что организаторы святотатства будут призваны к ответу"1.
Судя по этой заметке, российское общество видит в "актуалистах" сектантскую религиозную основу, а их "художественные акции" считает бесчинствами и ритуальными действами. Словами "акция", "перформанс", "хеппеннинг", "шоу" все труднее скрывать шабаш, дьявольскую мессу, ритуальные жертвоприношения, акты кощунства и магические ритуалы, которыми занимаются "актуальные художники", адаптируя их в российском обществе.
"После того, как несколько лет собирали средства на восстановление взорванного Храма Христа Спасителя, на месте которого помещается бассейн "Москва", после решения Патриарха и постановления правительства Москвы о восстановлении Храма - я не вижу, каким другим словом можно определить эту "уникальную акцию", кроме как - кощунство. - Пишет И. Шафаревич, член правления Фонда восстановления Храма Христа Спасителя. -Такое действие отнюдь не является невинной хулиганской выходкой. Это очередная проверка того, что способен еще стерпеть русский народ и на что можно замахнуться в следующей "уникальной акции". Напомню, что Храм Христа Спасителя был воздвигнут в память победы в Отечественной войне 1812 года, в нем были начертаны имена убитых под Бородино - а "акция" предполагается в канун 50-летия победы во второй Отечественной войне.
В полученном мною приглашении сообщается, что я не могу уклониться от участия - полная информация о любой реакции приглашенных войдет в предполагаемый к изданию каталог"2.
Каталог был издан в Берлине. Идея проведения "акции" принадлежала Андрею Великанову. "Когда-то в поддержку тезиса о Москве, как о Третьем Риме, - написал он во вступительной статье, - в числе прочего было установлено, что город стоит на семи холмах, семи фаллических символах империи. Один из них, нет сомнения, имеет своего антипода. Можно ли найти в Москве семь впадин, семь вагинальных атрибутов демократии?" 3
Чувствуется аромат дурманящего "эфира актуализма", - фаллическим дохристианским культом вытесняется сакральная идея Москвы - сердца России, Нового Иерусалима. Тут и божий дар, и яичница, и "атрибуты демократии". В "социально-художественной акции "Бассейн Москва", состоявшейся 27 мая 1994 г., особое рвение в превращении божьего дара в яичницу проявил Александр Бренер. О его действиях писали многие издания, по-разному относящиеся и к "актуальному искусству", и к традиционным ценностям. Обратимся к "Независимой газете".
"Термин "постмодерн", уже изрядно потрепанный на Западе, пришелся впору ныне тем, кто хватается за мудреные слова, чтобы прикрыть срам имитаторства, выдать за достоинство даже очевидную вторичность своих затей. - пишет независимый корреспондент Юрий Нечипоренко. - Любое хулиганство будет принадлежать искусству, если есть алиби - рефлексия художника и "куратора проекта" на свои действия как на определенный артистический "жест". Обслуживающие область "современного искусства" приказчики найдут слова, чтобы разрекламировать любую чушь: в этом и заключается искусство искусствоведов нового розлива - кураторов.
На недавней акции в плавательном бассейне "Москва" "тысяча производителей" из московского бомонда должны были, по замыслу организаторов, представлять свои проекты наполнения опустошенного бассейна на отведенных для этого клочках дна. Два "производителя" явили свету уголовно наказуемые деяния: г-н Бренер устроил публичный сеанс онанизма, а г-н Кулик выставил фотографию, на которой запечатлена оргия скотоложества.
(…) Идеи подобных выходок продуцировать легко: откройте Уголовный кодекс и нарушайте статью за статьей. Долго орал Бренер бранные слова с вышки плавательного бассейна…
(…) Всем известно, что на месте бассейна некогда стоял храм Христа Спасителя. Авторы этой затеи проявили известный цинизм, предложив участникам сыграть в проекты: для верующего человека такая игра уже есть изуверство и надругательство над святынями. Кулик и Бренер, уловив в воздухе запах жареного, довели игру глумления над чувствами верующих до конца: что может быть мерзостнее, чем скотоложество и растление малолеток?
(…) Покуда в зрачке средств массовой информации правят бал современного искусства господа Кулик и Бренер, а курируют их Мария Каткова и Виктор Мизиано - дело швах.
(…) Можно надеяться, что взрослый человек Мизиано (главный редактор журнала "ХЖ" - прим. авт.) со временем победит в себе куратора-Буратино и обретет чувство гражданской ответственности - которое необходимо директору Центра современного искусства, руководителю мастерской кураторов, каковым он является.
(…) Самое же печальное, что ни одна из систем ценностей ныне не работает - торжествует криминальный постмодерн, в котором соседствуют беззащитный ребенок и маньяк с голым членом.
Новое варварство порождается криминальным сознанием, раздразненным безнаказанностью. Кто будет отвечать за мерзости, которые наблюдали взрослые и дети 27 мая в районе бассейна "Москва"? Министерство внутренних дел? Министерство внутренней культуры? Международная ассоциация критиков? Да полноте: кто может ответить, кроме нас с вами - общественного мнения, которое своим безразличием попустительствует второму пришествию Хама под маской "постмодерна"4.
Желающие ознакомиться с подробностями, всегда могут их найти в библиотечных подшивках. Мы не будем продолжать обзор печати по этой теме, а остановимся на оккультных аспектах действия А. Бренера, которые остались вне поля зрения общественности.
Событие, произошедшее на вышке бассейна Москва, требует некоторого пояснения.
По принятии решение о восстановлении Храма Христа Спасителя, сразу нашлись силы, решившие воспрепятствовать этому. Однако строительство храма стало делом общенародным и получило поддержку на самом высоком уровне власти. Тогда противники строительства решили прибегнуть к помощи тайных сил, чтобы сорвать восстановление.
Каков же мистический смысл проделанного Бренером рукоблудия? Он состоял в символическом повторении мифического антихристианского поступка Иуды Искариота. Суть его в посрамлении Христа, в отъятии у него силы. В каббалистической книге V в. "Тольдот Иешу" этот эпизод описан следующим образом.
"Когда старейшины Израилевы подошли к царице, и Иуда Искариот с ними, встал Иешу напротив них, и они напротив его. И после многих речей Иешу взмахнул руками, и воспарил над землей. Все люди, видевшие это, пришли в изумление. Тогда мудрецы сказали Иуде Искариоту: да поддержит тебя Господь, повергни его, взлети и оскверни его своим семенем, чтобы иссякла вся сила его. Повинуясь их приказу, Иуда тотчас же поднялся в воздух, запачкал и забрызгал Иешу своим семяизвержением, отчего тот осквернился и упал на землю, и забыл тайное Имя. И когда он осквернил Иешу, то осквернился семенем и сам и следом за ним рухнул на землю. Но мудрецы, знавшие тайну [произошедшего], никак не выдали себя, но поносили и ругали Иуду Искариота, и когда вскипела распря и ссора, то говорили другим, что Иуда дурно поступил с Иешу"5.
"Истероидная энергетика Бренера, - пишет Елена Селина (Галерея XL), - как правило, является следствием, "выходом на поверхность" разработанного литературного сценария, иными словами, энергизацией текста"6.
Как видим, сценарий предполагал символическую инсценировку "Тольдот Иешу" - повторение иудиной практики Бренером и впоследствии наказание его "старейшиной актуализма", критиком Е. Деготь, не включившей оккультного онаниста в число фигурантов "современного искусства" России 90-х гг. в свою книгу о русском искусстве 20-го века.
Добавим, что "громкие нецензурные вопли на французском"7, которые издавал А. Бренер и Ревизоров, в данном случае являлись, во-первых, симулякрами оккультных заклинаний, символизирующих проклятья, посылаемые "актуалистами" в адрес будущего храма и Церкви, как телу Христову. Во-вторых, проклятья посылались в адрес воинов-победителей и убитых под Бородино, чьи имена были начертаны на стенах храма.
В этой книге мы рассматриваем движение к культовому полиморфизму в России и происходящее параллельно ему аналогичное движение на Западе. И здесь, и там в первых рядах этого движения поставлены "актуальные художники", чьими действиями восхваляется порок, насаждается антиинтеллектуальная, травмированная духовность.

1. "Темные силы нас злобно гнетут?" "Вечерняя Москва" Вторник, 31 мая 1994 г.
2. "Литературная Россия" 20.05 94. №20 "Кощунство"
3. Социально-художественная акция "Бассейн Москва" 27 мая 1994 г. Москва-Берлин. 1995. С.4
4. Нечипоренко Ю. "Помочи постмодерна. Растление малолеток как художественный акт" Независимая газета 03. 06. 1994
5. Цит. по кн.:Диакон Андрей Кураев. Кто послал Блаватскую? "Троицкое слово", 2000. С. 292
6. Селина Е. Олег Кулик. Те же и Скотинин. XL. 1995. С.5
7. Ковалев А. "Басейн Москва". Температура чувствилища. "Сегодня". 01.06. 1994


Волшебная страна портвейна и топора

Рассматривая те или иные "художественые акции", манифесты, воззвания и литературное творчество "актуалистов", нельзя не заметить в них тему революционного передела мира. Ее выражение суетливо меняется: "от героически-революционного к нигилистическому и порнографическому" и носит характер "максимальных притязаний при минимальной подготовке личности". С. Булгаков, изучавший природу этого явления, говорил: "не надо забывать, что понятие революции есть отрицательное, оно не имеет самостоятельного содержания, а характеризуется лишь отрицанием ею разрушаемого, поэтому пафос революции есть ненависть и разрушение"1.
Творческие работники многие годы действуют в пространстве, пропитанном ядом революционного разрушения. "Инженеров человеческих душ" постепенно сменили патологоанатомы, расчленяющие сознание. Их задача - готовить из людей биороботов, не способных воспринимать живое слово и цельный образ. Новый человек стараниями творцов разрушения должен жить в мире зрительных и звуковых сигналов, не имея возможности воспринимать целостность мира. "Революционный романтизм", проникая в искусство, батализирует буквально все жанры, вытесняя покой даже из сна, превращая его в лабораторию нового искусства.
Знаменитая мастерская батальной живописи им. Грекова внесла значительный вклад в историю революционного искусства. Мы вспоминаем имя яркого художника в связи с деятелями, некогда учившимися в Ростовском художественном училище его имени, известными своими достижениями в жанре сильного общения, т.е. скандалами. Впрочем, они могут называться баталистами, т.к. имеется переносный смысл слова "баталия" - шумная ссора. Баталии возникают по причине их "максимальных притязаний" к окружающему миру и "минимальной подготовке личности" к улучшению этого мира.
Некоторые ростовские баталисты, среди которых особо выделялся А. Тер-Оганьян, стали московскими "актуальными художниками". О том, как ковались их бойцовские качества, можно судить по любопытной, с точки зрения изучения психологии "актуального художника", книге Максима Белозора - "Волшебная страна", переполненной пафосом разрушения сознания. Автор, художник по образованию, усвоил одно из важнейших правил в живописи - мягкость касаний между формами, и это помогает ему и в писательском труде передать отсутствие каких бы то ни было граней между реальностью и внутренним миром "актуалиста". Он виртуозно описывает легкость "безвизового" пересечения своими героями-баталистами границ между миром воспаленной фантазии и реальностью, и то, как "метафизический" топор идейного радикализма, материализуясь, находит реальные объекты для разрушения. Говоря о себе и своих друзьях, М. Белозор признает, что "пьянство, испортив здоровье, расшатав психику, сделало нас такими, какие мы есть. А это уже не мало"2.
Не станем лукавить, мир искусства имеет примеры употребления художниками стимуляторов, и не только алкоголя. Однако лишь последнее время состояние искусственного возбуждения выдают за самостоятельный акт, новый жанр современного искусства. Картины Хальса, Модильяни, Утрилло, Саврасова, Коровина и многих других художников до сих пор рассматриваются, как произведения живописи, они самоценны, безотносительно того, как их авторы относились к алкоголю. Увы, этого, как правило, нельзя сказать о "творчестве" не только героев "Волшебной страны", но и о многих других представителях т.н. современного искусства, чьи произведения блекнут без подписи скандально известного автора. Для того же Хальса, как и для других не названных нами мастеров, волшебной страной являлось искусство. "Волшебная страна", в которой обитают герои "актуализма" - это делирий, мир алкогольных и наркотических галлюцинаций, за границами которой безрадостная, пугающая их реальность. Ее-то и не принимают "актуалисты", создавая свой ирреальный мир, в котором, вместо внятного Слова - "вначале была водка". В реальном мире "актуалист" не живет, а мается. По словам М. Белозора, "чувство живой радости - единственное чувство, которое дает ощущение счастья - без выпивки испытать нельзя"3.
Чему же радовались известные "актуалисты", перед тем, как перебрались в Москву делиться своим ощущением счастья? Много радости можно обнаружить на дне стакана. В числе прочих ее искал там некто Константинов, житель "Волшебной страны", привыкший после ссоры с женой рубить топором домашние вещи.
"Рублю я пальто. - Говорит от его лица автор. - Чувствую спиной - от двери какая-то агрессия надвигается, какое-то зло. Я топоры наизготовку и поворачиваюсь к двери! А там темно, не видно них…я! Но чувствую - агрессия отступает, отступает…"4 Путь свободен, можно рубить дальше. Счастливчик, рубил всю ночь, пока не свалился. Утром друзья увидели его лежащим без чувств, с зажатыми топорами в обеих руках.
Новые грековцы владели не только топорами. Настоящие баталисты, они могли устроить ссору, дебош, драку с использованием всего, что оказывалось под рукой.
"Вечером 31 августа Авдей Степанович Тер-Оганьян и Вася Слепченко оказались возле какой-то школы. …Они насобирали камней и поразбивали стекла во всех окнах второго этажа"5.
Белозор создает литературный поход по местам боевой славы будущих героев "московского актуализма", вспоминая их всех поименно. Один из героев книги откусил пол уха собственной жене, компания баталистов осваивает два рюкзака "Алазанской долины" и под казачьи песни бросает чугунную гирю с третьего этажа художественных мастерских… Американец, приехавший стажироваться в Москву, стал посещать группу грековцев, перебравшихся в начале 1990-х на Трехпрудный и назвавших свое сообщество "Искусство или смерть". Он быстро почувствовал в себе тягу к батализму, шумным скандалам, и незамедлил это проявить. "На эскалаторе станции метро "Шаболовская" он расстегнул штаны, вытащил наружу "одно место", стал им размахивать и кричать: "Эй! Я амъериканский чьеловек!"6. Талантливый парень, быстро сообразил, что такое "актуальное искусство".
Немногие перечисленные эпизоды из жизни художников, беспокойных даже во сне, демонстрируют нам поведенческие признаки, характерные для приверженцев нигилизма и разрушения, культивирующих в своей деятельности деструктивное начало.

1. Булгаков С. Христианский социализм. Новосибирск. "Наука". 1991. С.155
2. Белозор М. "Волшебная страна". СПб, Красный матрос. 1999. С. 8
3. Там же, с.11
4. Там же, с.78
5. Там же, с.64
6. Там же, с.95


Бздец, до востребования, упырхлиху Тер-Оганьяну

В галерее героев "Волшебной страны" почетное место принадлежит Авдею Тер-Оганьяну. М. Белозор показывал становление героя, "звездный час" которого наступил позже, в московском Манеже, когда тот разрубил православные иконы топором или, выражаясь на языке "современного искусства", осуществил проект "Исследование радикальной структуры российского общества". Фонд Сороса финансировал это значительное событие "десакрализации ценностей традиционного общества". Цель проекта - определение порога терпимости сознания традиционного общества, которому предстоит стать открытым.
Несмотря на анафему после Цетиньской Биеннале и неодобрительное отношение большинства деятелей искусства к практике надругательств, Тер-Оганьяну надо было отрабатывать соросовский грант до конца.
"В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, 4 декабря 1998 г, - пишет студентка МГУ Весна Цветкович, - в Государственном центральном выставочном зале открылась художественная выставка. По мнению организаторов, она собрала лучшие картины и проекты России за 1998 г. Экспозиция Тер-Оганьяна занимала внушительное место и была помещена дирекцией бесплатно - в знак его заслуг перед "современным искусством". На стене висели ряды икон и была пришпилена бумажка:

"Уважаемые ценители современного искусства, здесь вы можете приобрести замечательный исходный материал для богохульства.
"СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ" - 200 рублей;
"ВЛАДИМИРСКАЯ БОЖЬЯ МАТЕРЬ" - 150 рублей;
"СПАС ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ" - 120 рублей.
Галерея предлагает вам следующие услуги:
осквернение приобретенной вами иконы юными безбожниками - 50 рублей;
вы можете осквернить икону лично под руководством юных безбожников - 20 рублей;
Вы можете получить консультации для осквернения иконы на дому - 10 рублей.
СПАСИБО ЗА ПОКУПКУ"

Происходящее фиксировалось телекамерами, присутствовали эксперты из Фонда Сороса, куда и должны были поступить видеозаписи в качестве "отчета о проделанной работе"1.
Проба топора в Манеже, как и в черногорском Владин доме, сразу же была замечена СМИ. Первым на нее откликнулся журнал "Золотой век". Тер-Оганьян "был остановлен и бит не кем-нибудь, а главным редактором журнала "Золотой век" Владимиром Салимоном, который прежде числился за "своего". Исследование структуры российского общества началось с мордобоя. Дело бы удалось замять - но о случившемся узнали журналисты из студенческой православной газеты "Татьянин день", газет "Радонеж" и "НГ-религии" По горячим следам вышло несколько статей и был показан телерепортаж. Прокуратура Москвы возбудила по данному факту уголовное дело (речь идет о разжигании религиозной вражды). В прокуратуру поступило несколько тысяч заявлений граждан и организаций, возмущенных актом вандализма. Дело взял под контроль Патриарх Алексий II. С другой стороны, газета "Коммерсант" опубликовала сообщение о начале суеты правозащитных организаций, которым дано указание отмазать агента: мол, художник имеет право на самовыражение..."2
Действительно, вскоре началась активная кампания по обработке общественного мнения, цель которой сводилась к следующему: уверить общество в том, что поступок Тер-Оганьяна не противоправное действие, не оскорбление чувств верующих и не разжигание религиозной розни, а художественная акция, не подлежащая рассмотрению в качестве сознательного нарушения конституционных норм. Выяснилось, что Москва, несмотря на некоторую внешнюю схожесть, все-таки не "Волшебная страна", где бывший грековец изучал с друзьями основы топористики. Да и рубилось отнюдь не пальто. Поэтому за право самовыражаться с помощью топора, "актуальному художнику" было предложено ответить по 282 статье Уголовного кодекса.
Не трудно догадаться о реакции "актуалиста" на перспективу давать отчет о проделанной работе не только перед Фондом Сороса, но и перед прокуратурой. Дружественный ему "mailradek" 18.05. 1999 скорбным сочувствием в тексте № 78 пост-скриптумом сообщал: "Авдей Тер-Оганьян, автор знаменитой антиклерикальной акции, лежит в психиатрической больнице". Смирение на "актуалистов" нисходит лишь после совершенного ими акта сильного общения и выражается в примерке смирительной рубашки.
Не известно, что симулировал в больнице знаменитый автор, но чтобы ни было, игра не задалась, и ему пришлось обратиться в бегство. Тер-Оганьян оказался в Праге.
Этот город располагает поразмыслить над отношением "к предметам культа и вообще к сакральному". Уже на рубеже XVI-XVII вв. Прага слыла местом несколько странным, ее называли городом фантазий и мистерий 3, зато обстановка в нем отличалась терпимостью к инакомыслию. Рудольф II (1552-1612) имел натуру артистическую и был склонен к меланхолии, он увлекался астрономией и алхимией, благоволил художникам, артистам, ученым и чародеям, все они принимались в кабинете императора. Во время его правления в Праге, в квартале Karlovo namesti, где находился дом легендарного Фауста, обосновались известные алхимики и маги: Джон Ди, Эдвард Келли, Михаил Сендивой. Там жил и чудотворный Рабби Лёв бен Бецалель, изготовивший Голема. О всех этих оккультистах через триста лет написал Г. Майринк, вступивший в Праге в теософскую ложу "Синяя Звезда"4.
Не исключено, что московские психиатры не смогли помочь "раскодировать" А. Тер-Оганьяна, им не поддалась формула расширенного сознания, печать, лежащая на "актуалисте" и он отправился в Прагу, "обетованную землю европейского оккультизма". Там сразу после "бархатной революции" "24 часа на всех волнах, на всех диапазонах" начала работать "Радио Свобода", детище ЦРУ. "Свобода" использует тайные знания пражских каббалистов, изготовивших Голема-гомункулуса, а также магические опыты современного сатанизма. Воспевая А. Кроули, А. ЛаВея, "нежных нацистов, гордящихся связями с миром духов"5, ведущий и редактор "Свободы" Д. Волчек, практикующий сатанист, готовит почву для создания Големов "актуализма" в современной России, "покупает доверчивых и жадных"6. Это не простая работа: "С русскими неизбежны многочисленные сложности. Народ пошлый, недалекий, погрязший в крючкотворстве"7. Големов делать не просто.
Между прочим, в жизни легендарного создателя Голема рабби Лёва был странный эпизод: "Есть нечто, что роднит практику изготовления терафимов с созданием глиняного человека, - хотя в первом случае мы сталкиваемся с обыкновенной черной магией, а во втором - с теургией, "чудотворением Божиим именем" (кстати, сам рабби Лёв однажды спас юношу, предназначенного для превращения в терафима)". Интересно, кто же изготовляет из юношей терафимов и как?" 8
Не исключено, что об этом напишет писатель-"актуалист" Д. Пименов. Почти одновременно с Тер-Оганьяном он отправился на родину Голема и также не по своей воле, а спасаясь от российской прокуратуры. Но, возможно, их встреча в Праге не состоялась. Дело в том, что бывший грековец Оганьян к этому времени уже стал упырхликом, - получил статус беженца и был перемещен в город, где находится лагерь для беженцев. Вполне вероятно, что и упырхлих Пименов окажется там же. Город называется Бздец.

1. Цветкович В. Проба топора или агония "авторитетов. "Завтра" № 16(281). 1999
2. Там же.
3. Rybar C. Jewish Prague. TV SPECTRUM&ACROPOLIS Publishers. Prague, 1991. S. 30
4. Там же. S. 31; 187
5. Волчек C. Кодекс Гибели. T-press. 1999.С.54
6. Там же, с. 11
7. Там же, с. 12
8. Диакон Андрей Кураев. КТО ПОСЛАЛ БЛАВАТСКУЮ. "Троицкое слово", 2000. С.18


Радикалы в ожидании жареного петуха

"Современное искусство" России1990-х гг. пополнилось различными диковинными жанрами, в которых подчеркивалась их культовая сторона, с человеческой кровью и жертвоприношениями животных. Известные галереи превращались в языческие капища для кровавых ритуалов. Подобно пушкинскому Годунову - "мальчики кровавые" появились в глазах художников, посвятивших себя "настоящему" - "актуальному" - искусству, легализирующему и со сладострастностью вампира воспевающему садизм и насилие, подобно Д. Волчеку, предлагающему смотреть на "хорошего русского мальчика, похожего на собачку, заживляющего раны"1.
Взгляд на человека как на бездушное "тело", животное, позволяет его убить, съесть, как это практиковалось в компании ЛаВея 2 или приготовить из него "волшебное мыло молодости". Нечто подобное творил Гренуй, парфюмер П. Зюскинда. "Такое делали в Освенциме из передовых евреев, - пишет Д. Волчек в своем сатанинском "Кодексе гибели", - и сейчас его порой продают из-под полы на польских базарах"3.
В 1992 г. закланием свиньи в галерее "Реджина" начался фестиваль "Анималистический проект". Через два года исполнителя жертвенного ритуала "Коммерсант-Daily" представляла так: "художник Олег Кулик, однажды и навсегда прославившийся зарезанной в галерее "Риджина" свиньей"4.
"Так 7 сентября 1992 г. по первому каналу для миллионов телезрителей показали посещение художественной галереи "Реджина-арт" (Москва) группой "чернобородых лиц" и совершенное ими ритуальное убийство свиньи. Тут же она была расчленена и ее окровавленные куски были розданы участникам действа. Характерно, что перед тем как свинья была заколота, один из участников ритуала, указывая на свинью, заявил: "Она (свинья) являет образ России, вечно комплексующей, наполненной вечными комплексами, которые нельзя разрешить, а можно только разрубить"5.
Традиция решать трудные вопросы - "гордиевы узлы" - способом разрубания известна на примерах "радикалов" истории, таких, как Александр Македонский или Сталин (нет человека - нет проблемы). "Актуалисты" сделали еще один шаг: нет человека (в человеке) - нет проблемы уничтожить его оболочку, биомассу, животное.

На Международной ярмарке Арт-Москва зрители наблюдали жертвоприношение, совершенное Канатом Ибрагимовым, "прилюдно пообещавшим галеристам обойтись без кровопролития, но, тем не менее, зарезавшим живого барана прямо во время открытия на стенде казахской галереи "Коксерек"6.
За культовыми ритуалами на так называемой территории искусства стоит и социальная программа. О ее признаках пишет Б. Мамонов, на примере выступлении Ибрагимова.
"На двух противоположных стенах висели портрет Назарбаева и Российсский флаг, грубо нарисованный на куске войлока. Чуть ближе к выходу стояла обугленная дверная доска, на которой был распят петух, призванный, вероятно, символизировать двуглавого орла. Между портретом и флагом стояла плаха с воткнутым в нее электроножом и гулял нахохлившийся петух, которого также ожидало прилюдное превращение в исторический символ державы.
Канат демонстрирует смерть "вживую".
Я не дождался начала акции и вышел на улицу. И тут мой кошмар внезапно вернулся. Навстречу мне по улице бежал Олег Кулик.
"Ну что - уже убили?" - спросил он, задыхаясь. Я ответил. Лидер "Партии животных" бросился в распахнутую дверь"7.

Пока Министерство культуры, прокуратура, религиозные общины и всевозможные общества защиты животных молчаливо взирают на кровавые выходки "актуалистов", фауна мстит им доступными ей способами. Напомним им о "жареном петухе", который только ждет своего часа, чтобы клюнуть в непристойно выставляемые ими зады. Возможно, это будет прививкой нравственности и уважения, если не к традициям и культуре, то к братьям нашим меньшим.
Силу клюва "жареного петуха" испытал солист группы "Черный Шабаш" Оззи Осборн, "Любимец Люцифера", как называли его в некоторых музыкальных журналах. Он "во время своих выступлений имел отвратительную привычку откусывать птицам головы - пока, наконец, однажды не откусил голову мертвой летучей мыши, которую ему кто-то бросил на сцену, после чего ему пришлось принять курс болезненных уколов против бешенства"8.

1. Волчек Д. Кодекс Гибели. T-press. 1999.С.13
2. Волчек Д. Ад раскрылся. "ОМ" №24, апрель 1998. С.96
3. Волчек Д. Кодекс Гибели. T-press. 1999.С.13
4. Коммерсант-Daily, №1027. 04.06.1994
5. Платонов О. Россия под властью криминально-космополитического режима. "Русский вестник" № 37-39. 1997
6. Удальцов Н. Вероломство радикалов. "ХЖ", № 16, 1997. С. 82.
7. Мамонов Б. Канат Ибрагимов. "Птица Кораз". "ХЖ", № 16, 1997. С.90.
8. Боймер У. Нам нужна только твоя душа. Рок-сцена и оккультизм: даты, факты, подоплека. CLV, Берлин. 1992. С.17


Говорим Dog, подразумеваем - God

Известный специалист в области изучения деструктивного воздействия тоталитарных культов и сект на жизнь общества, кандидат юридических наук А.И. Хвыля-Олинтер свидетельствует: "Разгул "свободы совести", который переживает сегодня российское общество, есть явление не столько естественное, сколько запрограммированное, представляющее собой результат деятельности ряда западных спецслужб (и некоторых отечественных политиков)"1.
Судите сами, стал бы кто-нибудь без согласования с влиятельными российскими и зарубежными покровителями в приступе "творческого озарения" резать свинью и говорить при этом, что режет Россию? Или, разрезав надвое петуха, - представлять его в качестве российского герба? Из истории не столь давней известно, чем кончилась прилюдная стирка государственного флага для гражданина США, певца Дина Рида - он был выдворен из Америки и вынужден был жить в ГДР, где вскоре и закончил свой жизненный проект, курируемый ЦРУ: чемпион по плаванию вдруг утонул в бассейне 13 июня 1986 г.
Мощнейшие удары по нравственным основам общества наносят свободные от совести "художники", работая в рамках хорошо известных планов, разработанных А. Далесом, З. Бжезинским и иными нашими зарубежными "друзьями" и "партнерами". А.И. Хвыля-Олинтер говорит, что для реализации этих планов используется деструктивная деятельность искусственно насаждаемых псевдорелигиозных и оккультно-мистических движений. К таковым относятся движения деятелей "актуального искусства", пропагандирующие самовыражение посредством ритуальных жертвоприношений, членовредительства, порнографии и насилия. Все эти "художественные акции" - оружие из арсенала пропагандистского воздействия так называемой психологической войны. О том, что это такое, говорит бывший начальник управления "С" (нелегальная разведка и спецакции) ПГУ КГБ СССР генерал Юрий Дроздов.
"Это весьма разветвленная система политических, пропагандистских и специальных операций, охватывающая весь потенциал возможного влияния на духовное состояние человека. Я имею в виду прессу, телевидение, радио, кино, театр - все, что может быть употреблено для давления на отдельного человека и на общество в целом, употреблено для дезориентации, отвлечения и подчинения чужой воле. Подобной работой занимаются правительства многих стран, в ней участвуют их политические и общественные организации, специальные армейские подразделения, спецслужбы. У нас это раньше называлось работой по разложению войск и населения противника"2.
В разложение российского населения Олега Кулика и его друзей используют с непостижимым упорством вот уже добрый десяток лет. Кроме заклания свиньи получила известность серия его "собачьих" перформансов.
С 1994 г. он вместе с Милой Бредихиной разрабатывает проект "Зоофрения", в котором на первый взгляд, выступает пропаганда скотоложества, но главная его задача - "расширение морали до межвидовой". Соросовский проект - расширения и изменения сознания российского общества - в "Зоофрении" находит неожиданную интерпретацию. "Зоофреник" Кулик претендует стать основателем новой цивилизации, которая должна прийти на смену теперешней, отжившей.
Основатель неокульта, Кулик пророчит появление нового человека, "модифицированного для передвижения как на двух, так и на четырех конечностях". Он поясняет: "Модифицированный позвоночник позволяет человеку находиться 12-16 и даже все 24 часа в сутки в горизонтальном положении…"3
Зачем, спрашивается человеку опускаться на четвереньки? Кулик поясняет это в своем "завете", десяти заповедях "зоофрении". В них говорится:
"Человек не царь природы и не вершина творения, а всего лишь один из биологических видов, населяющих нашу планету"4.
В оккультном смысле позвоночник является осью, по которой происходит движение энергий. Надо полагать, что, находясь все время в горизонтальном положении, новый человек будет лишен связи с высшими силами, но зато будет избавлен от множества терзаний по поводу того, какие энергии проходят через него, какова их природа и что ему, человеку, со всем этим делать.
И последний аргумент в пользу культа "зоофрении" - лозунг, до смешного похожий на заклинания советского агитпропа его периода заката: "Расширение морали до межвидовой - требование либерализма и демократии"5.
Итак, вместо прежнего неудавшегося объединения интернационалистов всех стран Кулик призывает к объединению на основе модификации позвоночника человека, т.е. превращения в животное - предлагает опроститься, оскотиниться, камуфлируя это превращение красивой фразой: "Спасение человека - в смирении и попирании гордыни антропоцентризма".
О попирании антропоцентризма и о том, что "человек не царь природы и не вершина творения, а всего лишь один из биологических видов, населяющих нашу планету" уже говорил с начала двадцатых годов 20 в. один выдающийся модификатор человека: "Вся так называемая человечность, являющаяся только выражением чего-то среднего между глупостью, трусостью и самомнением, тает как снег на весеннем солнце" 6.
Слова Гитлера являются прямой противоположностью девиза гуманизма - "ничто человеческое мне не чуждо". Кулик также на нюх не переносит мораль, мешающую поставить человека на четвереньки. Кто знает, возможно, в нем действительно пробуждается дремлющее Alter Ego - задавленное моралью животное?
Вячеслав Курицын в книге "Культурные герои 21 века" (GIF 1999) поведал о том, что у Олега Кулика "дед, ненавидящий большевиков, был при немцах полицейским старостой в Краснополье Черниговской области". Вервольф, волк-оборотень - так называлось секретное подразделение в немецких войсках. Оборотни, сотрудничающие с врагом, находились и на оккупированных территориях, прислуживая захватчикам, они, наконец-то становились идентичными себе.
В "Десяти заповедях Зоофрении" Кулик говорит о необходимости сделать первый шаг к "постгуманистической морали". Он не призывает человека открытым текстом разбудить в себе зверя, а просто предлагает человеку "найти неантропоморфного Другого внутри себя" 7.
Единая душа дробится, раскалывается, заболевает, отсюда и термин - шизофрения. Человек теряет индивидуальность, так как чувствует в себе уже не одну личность, а две или несколько. Термином шизофрения заменили понятие одержимость бесами, вселявшимися в человека. Найти в себе "неантропоморфного Другого" значит найти в себе нечеловеческий образ - образ апокалиптического зверя "постгуманистической морали". К расколотым душе и сознанию - к одержимости, шизофрении - ведут попытки преодолеть в себе человечность.
Люди, посвященные, поясняют, что собачьи перформансы Кулика - веление отнюдь не последнего времени. Мигель Серрано пишет о том, что "собака по-английски Dog, а Бог - God. То есть собака - это Бог наоборот". Серрано поясняет, как умирают Боги, и как гибнет Золотой век - Небесный Волк Фенрир пожирает их, сорвавшись с магической цепи. Волк Фенрир - это небесное тело, которое возвращается циклически и в каждую эру вызывает великие катастрофы. Существует единственная возможность предотвратить Смерть Богов - это сделать из Волка друга, превратив его в собаку. "Лис, Волк и Пес - это степени посвящения, стадии opus alchimicum. Поэтому все штаб-квартиры Гитлера во время Великой Войны носили имя Волка (Wolf). И поэтому также он всегда был в сопровождении собаки"8.
Настоящие собаки, будь то немецкая овчарка Гитлера или породы, предпочитаемые Олегом Куликом, - это всего лишь тотемы, обозначающие мистического зверя, имеющего прямое отношение к готтам, к Эдде и Сумеркам Богов, к катастрофе, связанной с Волком Фенриром, названном в Апокалипсисе Зверем (666).

1. Люди погибели. Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2000. С. 94
2. "Независимая газета". 24. 05. 95
3. Кулик О. "Семья будущего". 5-ая Международная Стамбульская Биеннале. Каталог. Галерея М. Гельмана. Москва. 1997. С.16
4. Там же, с. 30
5. Там же, с. 30
6. Гитлер А. Моя борьба. М. "Витязь" 2000. С.114
7. Кулик О. "Семья будущего". 5-ая Международная Стамбульская Биеннале. Каталог. Галерея М. Гельмана. Москва. 1997. С.16
8. Серрано М. Воскрешение героя. Русское слово. 1994. С.15


Культ зоофрении и ненормативная этика "актуализма"

Культ "зоофрении", насаждаемый Куликом, - смесь, аналогичная сектам, переполняющим движение "Нью Эйдж". О "НЭ" можно говорить как о социокультурном феномене, как об идеологической основе современной постхристианской цивилизации. Крупнейший специалист по современному сектоведению А.Л. Дворкин поясняет, что "Нью Эйдж" "в более строгом смысле - это широкое оккультное неоязыческое движение, основанное на некоторой идеологической базе" 1. Он также называет "НЭ" конгломератом спиритических и оккультистских групп. Все они, как и секта "Зоофрении", убеждены, что с наступлением новой эры появится и новый человек. "Новая культура ноосферы будет доступна каждому живому существу, - говорит Кулик, потому что новая, объединенная культура будет ориентирована на рефлекс, а не на рефлексию, на межвидовой язык страсти и страдания, на способность человека почувствовать забытый им запах реальности" 2.
Язык страсти когда-то привел Олега Кулика из Киева в Москву и продолжает его вести по свету в поисках забытого им запаха реальности. Он показывал свой проект "Семья будущего" (супружеская пара - человек и собака) на Пятой международной стамбульской биеннале.
"Стамбул - город пуританский, - пишет критик Федор Ромер, - и потому особых скабрезностей на выставке Кулика нет. Так, бытовая патология. Вся эротика предусмотрительно удалена. (…) Кулик - не довольный жизнью обыватель, но Художник и Мессия, и, кроме того, агитатор и пропагандист. Он не столько делится со зрителем своим счастьем, сколько настойчиво насаждает новые ценности.." 3
Кулик знает, что исламисты слов на ветер не бросают и ревизию их традиционных взглядов начинать не собирается, догадывается, что его, в отличие от С. Рушди, никто укрывать не станет, попробуй он допустить какую-нибудь скабрезность. Кулик "срывается с цепи" лишь в христианских странах, демонстрируя "зоофренические" нападки на основы лишь этой культуры. Не только кинологам понятно, что это результат специальной дрессировки - натаскивания.

1. Дворкин А. Сектоведение. Тоталитарные секты. Издание Братства св. Александра Невского, 2000. С.621
2. Кулик О. "Семья будущего". 5-ая Международная Стамбульская Биеннале. Каталог. Галерея М. Гельмана. Москва. 1997. С.30
3. Ромер Ф. Семья будущего. Олег Кулик. Галерея М. Гельмана. Москва. Итоги. 50, 97.


Нашествие людей с песьими головами

Любовь к животным заставляет человека заботиться об их здоровье, делать им прививки от различных заболеваний, в том числе от бешенства. Последние годы показали, что оно поражает даже британских коров, а не только российских собак. Попытки правовых прививок по отношению к аморальным действиям О. Кулика не возымели должного результата и его агрессивность, поддерживаемая силами, заинтересованными в дестабилизации российского общества и в негативном отношении мировой общественности к России растет. О том, что "актуальный художник" Кулик чувствует свою безнаказанность, можно судить по его письму в прокуратуру от 27. 11. 98, опубликованному на сайте Галереи Гельмана. Это образец злостных нападок на морально-этические и религиозные ценности русского народа, подтверждающий их целенаправленный и актуальный характер в свете психологической войны против России.
"Последние годы я работаю над темой "животное как другое я человека" - пишет Кулик и жалуется, что его "свежий, незашторенный взгляд" не находит сочувствия общественности, и ему обидно, что насколько людям незнакомы законы творчества. ("В глубь России" Кулик предлагает взглянуть через задний проход коровы)
"Свою корову я предложил именно как символ глубоко народной надежды на обновление, знак возрождения, рождения заново (отсюда и нестандартность моего способа проникновения "в глубь России") Ровно об этом мой видеофильм внутри коровы, где с прекрасной принцессой охотно, но не слишком умело, танцует дюжий голый мужик".
Письмо О. Кулика в прокуратуру - замечательный в своем роде образец тактики сектантов "актуализма". Спрятался под хвост "другого я" - и никакой ответственность за "свободу высказывания" в форме публичной демонстрации "простых, но надежных ценностей", которыми обладает дюжий голый мужик. Культ "зоофрении" лишает человека моральных качеств, основы существования в обществе. "Зоофреник" лишается воинского качества - мужества, добродетели и мудрости, присущего правителям и философам, и умеренности, необходимой всем слоям общества. При этом восхищает нюх "другого я" О. Кулика. Трудно представить, как в той же Турции он решился бы указать на неправомерность, с точки зрения "зоофрении", уверенности мусульман в их богоизбранности. Наконец, и в России, появились прецеденты требования ответа за совершенные поступки, противоречащие Конституции РФ.
Старые, и теперь уже новые культы используют антитрадиционалисты в психологической войне против России. Идет нелегкая борьба. Но и Россия страна мистическая. Она побеждала, несмотря на все их колдовство, ложь, кровавые жертвоприношения и прямую агрессию "людей с песьими головами" - псов-рыцарей холодной войны. "Современным художникам", помогающим изменять сознание российского населения по человеконенавистническим проектам А. Даллеса, З. Бжезинского, Д. Сороса неплохо бы перечитать Александра Блока и усвоить, что есть и у России тайные знания. "Россия - Сфинкс", - сказал поэт, и от имени ее населения -

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно все - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

Нам внятно все… Имеющий уши, да слышит. И слово числ, а не числа употреблено здесь не для рифмы, оно - явное свидетельство обладания тайными каббалистическими знаниями.
"Модифицированный позвоночник", который предлагают нам наши доброжелатели и их посредники "актуалисты", не может быть принят человеком - Адамом, конечной божественной стадией делания, - потому как Христовым распятием человек уже получил выправленный позвоночник бессмертия. Эта осанка не нравится тем, кто хотел бы видеть человека бессловесным выдрессированным животным, пригодным для рабского труда и для жертвоприношений.


Культ отрубленной головы

"Актуалисты" ревизуют общечеловеческие ценности, убеждая общественность в том, что аморальные действия являются художественным творчеством и должны рассматриваться в рамках оценочных категорий современного искусства. Лояльность к скандалу, перевод его в жанр самовыражения, потребует от общества признания лишь экзистенциальной нравственности единственно возможной. Такая нравственность основывается на безусловном признании ничем не ограниченной свободы личности, будто бы являющейся основой подлинности бытия. Фактически "актуалисты" стирают грань между добром и злом, более того, искушают взглянуть на Гитлера, как на величайшего "современного художника", а на инициированные им злодеяния, как на проекты и оценивать их в критериях актуальности. Возможно, страшный магический объект - отрезанная от трупа Гитлера голова, до сих пор хранящаяся в Москве, оказывает странное магическое действие на современных московских актуалистов. Необходимо обратить внимание на кажущуюся безобидной посылку "актуалистов" - каждый человек - художник, а все вокруг - музей, оборачивающуюся демонстрацией последовательной смены ипостасей Зла, одним из воплощений извечного люциферианского бунта. В движении "актуализма" этот бунт проявляется в виде социокультурного фактора и метафизического феномена.
Мыслители Древней Греции, и в частности Гераклит, считали, что состязание - агон - есть основа всего существования вселенной и что без вечной борьбы невозможно и созидание. "Актуалисты" довели состояние борьбы до стихийного бунта, когда состязание превращается в самоцель, в непрекращающуюся агонию самовыражения. Костер чудовищного по формам самовыражения питает невероятная смесь оккультизма и утопических леворадикальных и анархистских теорий. Революция - откат назад, апелляция к низверженному Богом Люциферу - всегда была пиком самовыражения от времен тамплиеров, до "Бюро пропаганды Карла Радека" и его идейных внуков, московских "художественных экстремалов" 1990-х гг.
Рыцари-тамплиеры рассказывали Инквизиции, что во время посвящение в орден им показывали отрубленные человеческие головы. Иногда это были изображения голов, имевших три лица. Им полагалось почитать мертвую голову не менее, чем самого Иисуса Христа. Некий Гильом Дидуа, исполнявший функции хранителя реликвий Храма тамплиеров, предъявил суду несколько изображений человеческих голов. Среди них была одна в виде ларца, в котором был настоящий череп. Дидуа пояснил, что это череп одной из одиннадцати тысяч иудейско-христианских девственниц-мучениц. Ж.-К. Фрер указывает на не случайность этого числа, - в Каббале цифра 11 является магической. Оно, как правило, субститут магического числа 66. Культ отрубленных голов встречался и у древних кельтов, его отголоски можно найти в исчезнувших из официального обихода, но не исчезнувших полностью культах, время от времени возрождающихся в различных тайных обществах, ставящих своей целью обретение Высшего Знания 1.
Основатель Сатанинской церкви Антон ЛаВей подарил одной из самых прилежных своих учениц, голливудской звезде Джейн Менсфилд медальон с головой Бафомета. Этим именем называл себя также и А. Кроули. Медальон не принес счастья буквально одержимой ЛаВеем кинозвезде. Она попадает в автокатастрофу. Биограф ЛаВея пишет, что в момент автокатастрофы основатель Церкви Сатаны вырезал из газеты фотографию, на которой тот возлагает цветы на могилу Мерилин Монро. Но обратной стороне страницы был портрет Менсфилд. Ножницы ЛаВея прошлись по шее актрисы. На следующий день газеты вышли с заголовками: "Джейн Менсфилд погибла. Найден ее труп с отрезанной головой" 2.
Обращение к древним и новым культам заставляет исследователей изучать символику, используемую в них и применяемую художниками, начиная с Кандинского, Бурлюков, Малевича. Современный исследователь древности археолог Ю. Шилов, изучая древнюю символику, классифицирует сюжетные, атрибутивные и ситуционные виды сходства ее и мифопоэтики авангардистов.
Так братья Бурлюки принимали участие в раскопках курганов на Украине. Археолог Ю. Шилов считает курганы памятниками жертвенных ритуалов. Безликость древних статуэток, безглавость антропоморфных сосудов или самих погребенных, яйцеподобная деформированность голов и окрашивание в красный цвет черепов погребенных в жертвенных курганах отвечают мифологической трактовке выхода человека в запредельность. Отражение этой идеи прочитывается в безликих образах Малевича, в обезглавленных образах Шагала, ее следы можно встретить и у других авангардистов 3.
Отражением скрытых процессов трансформации, происходящей в тайных культах, в т.ч., люциферических, служат "акции современных художников". Между ними и тайными культами прослеживаются те же самые сюжетные, атрибутивные и ситуционные виды сходства. В них присутствует попытка выхода за пределы нормативной этики и эстетики. Они революционны по форме и оккультны по содержанию.
Журналистка Юлия Малахова стала свидетельницей одной такой "акции". В "Российской газете" № 161 от 19. 08. 2000 г. в статье "У кого крыша поехала?" она описала вечеринку в клубе "Швайн", устроенную анархистами. Журналистка красочно представила публику и то, "что ввело в экстаз это убожество, кичащееся своей оригинальностью, революционностью и новизной: под видом "шоу" от видного деятеля кино Олега Мавромати" произошло надругательство над всеми верующими. На сцену под черный флаг и ударную установку вынесли свежеотрубленные свиные головы с прикрепленными на них табличками "Отец", "Сын", "Святой дух"".
"Культурная программа" вечеринки напоминает популяризацию черной мессы. Элементы этого ритуала встречаются в выступлениях некоторых рок-групп и перенимаются "актуалистами" для использования в "акциях" и перформансах. Так во время концерта группы "Gwart" один из участников отрезал от чучела, изображающего человека, голову и совершил подобие ритуального кропления кровью зрителей. Затем члены группы черпали кровь "убитого" и, вымазав ею лица и тело, пили ее. Кроме того, приводя на сцену животных, они там же вырывали у них кишки"4. То же самое делают и так называемые московские радикальные художники.
В книге "Культурные герои 21 века" среди цветных репродукций помещена выразительная фотография А. Осмоловского, держащего за волосы отрубленную женскую голову. Рядом с ней дифирамб "политическому художнику России номер один" исполненный А. Сергеевым. "Актуалист" назван политическим не случайно: в изданиях, где фотография воспроизводится крупнее, на ней можно прочитать надпись по-английски: "Мой дом хаос". Мировая общественность должна знать - в России живут нелюди, а зверство в ней называют "актуальным искусством". Западные кураторы показали эту работу в середине 90-х гг. в рамках венецианской биеннале. Такая политика.
Организатор и инициатор фестиваля "Культурные герои 21 века" - С.В. Кириенко во вступительной статье книги излагает подобные тезисы: "Власть вообще не имеет право на вкус. На это есть специалисты. Потому мы и провели нашу акцию, что в России нет нормальной технологии смены культурных поколений, когда профессионалы выбирают професионалов. Только так развивается культура. Политика должна создавать для этого условия, всегда оставаясь за кулисами"5.
Сказанное вполне соотносится с сайентологическими взглядами на этику, по которым власть и политика находятся вне области нравственности.
С.В. Кириенко в предисловии выражает недоверие "лужковскому новоделу" - Храму Христа Спасителя, Иверской часовне и часовне на Арбатской площади, считая, что "за ними нет ни веры в Бога, ни веры в культуру, ни просто чувства эпохи". И это не огульное критиканство, лидер СПС предлагает альтернативу всему этому "новоделу" в виде проектов "культурных героев 21 века" на страницах одноименного сборника. И самый убедительный из них - отрубленная голова в руках "актуалиста". Такое вот чувство эпохи. "Мы готовы отвечать за будущее. Мы на верном пути", - заявляет политик.
"Его грядущее иль пусто иль темно" - таково будущее, уготованное "актуальными художниками новому поколению. Не поторопился ли экс-премьер взять на себя ответственность? Может быть, от него утаили ту часть сборника, где "пропагандируются художественно-слабоумные дегенеративные арт-решения и идеи, которые, возможно, сублимируют ананизм"6. Вряд ли государственный деятель, готовый отвечать за будущее, одобрит пляску блудниц на гробах7, даже если "актуалисты" видят в этом связь с природой и глубоким прошлым.
Своеобразно понимаемая связь с прошлым выражается в заигрывании с ритуалами, сопровождающими смерть, в четко обрисованном желании объявить всевозможные формы проявления смертолюбия направлением "современного искусства". В книге представлены проекты, реализующие эту идею через обращение к древним. К подобным, помимо описанных выше, относится инсталляции - "Тибетская книга мертвых игрушек", а также "Съеден герой". Инсталляция представляет собой раскрытый гроб, возле которого разложены яблоки. На стене транспарант с надписью "ТОТ". Совершая "эксперименты со временем", автор обращается к древнему богу магии и оккультизма Тоту 8.
Тяжелое впечатление оставляет портрет героя 21 века, в представлении героев книги.

В апофеозе инициатив
величествен и апокалиптичен
его ультимативный рецидив:
кто обезглавлен, тот не обезличен.

Автор этих строк помещает свое видение будущего героя-творца. Это символ смерти - череп, украшенный беретом и прической Че Гевары.

1. Фрер Ж.-К.. Сообщества Зла. Аграф. М. 2000. С.23-42
2. Волчек Д.Ад раскрылся. "ОМ" № 24, апрель 1998. С.96
3. Гуска М. И. Семиотические ключи к восприятию живописи авангарда. В кн.: Искусство ХХ века. Итоги столетия. СПб, Государственный Эрмитаж. 1999 г. с.115
4. Люди погибели. Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2000. С.28
5. Культурные герои 21 века. GIF. 1999.С.3
6. Там же, с.138
7. Там же. Цветная вклейка. А. Савдов "Весна-Лето, 1998 г." Не случайно произведение А. Савадова было порезано возмущенным электоратом на выставке в Государственном русском музее зимой 2001 г.
8. Там же, с. 85


Режу!

В апофеозе инициатив "актуалист" Мавроматти анонсирует свою деятельность в манифесте Нецезиудик: "Пожилым и старым. Режу! 095/ 350987 Олег Мавроматти. "Обезьяна трупозного вывиха""1. С тех пор он значительно продвинулся в прикладном искусстве резни по живому и для рекламы использует видеосъемку.
"Серия радикальных и подчас кровавых перформансов войдет в качестве эпизодов в будущий фильм Олега. - Сообщает М. Горелик в газете "Сегодня" (№ 75. 06. 04. 2000 г.) - Мавроматти продолжает работать с болью как с эстетической категорией и критерием подлинности и оригинальности. Глубину искусства он трактует в физиологическом смысле. В первой акции серии, состоявшейся на Берсеневской набережной (там, откуда открывается наилучший вид на Храм Христа Спасителя), руки художника прибивали настоящими гвоздями к некоему подобию креста. В таком положении Мавроматти находился достаточно долго - пока боль не стала окончательно нестерпимой. От библейских параллелей должна была уберечь надпись, процарапанная бритвой на обнаженной и предварительно специально выбритой части сильно волосатой спины: "Я не сын божий"".
Есть люди, склонные не замечать очевидного - ах, я обманываться рад!. Но журналист и таких тычет носом в "библейские параллели" названием заметки - "Голгофа на Берсеневке".
Прокуратурой и общественностью были замечены аморальные и уголовные параллели в "акции" сектанта любви острых ощущений. "Коммерсант" № 178 от 23. 09. 2000 г. сообщает: община храма, назвавшая действия Мавроматти сатанинскими, получила письмо из прокуратуры за подписью Юрия Адамова, начальника отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях. По результатам проверки возбуждено уголовное дело по признакам ст. 282 пункт "в" УК РФ. При обыске у "художника" изъяли подготовительные материалы, в т.ч. и эпизод, снятый 1 апреля напротив ХХС. Но Олег Мавроматти оказался настойчив и решил отснять второй дубль, на сей раз на территории искусства.
Проделанное второй раз 22 сентября "распятие", т.е. ровно через полгода после первого, говорит о серьезной одержимости "актуалиста", либо о необходимости отрабатывания денег, полученных на съемки проекта, классифицированного в УК РФ как "разжигание расовой, религиозной или национальной розни". В этом же номере газеты Мавроматти делает откровенное заявление: "Любое радикальное действие так же покрыто плесенью, как и традиция писать картины. Моя акция сама по себе не имеет никакой художественной ценности". Сказанное явно диссонирует со стройным речитативом хора защитников "актуализма" о выведении этого явления из поля зрения прокуратуры.
В. Курицын на сайте Vesti.RU (27.09.2000) определил одержимость Мавроматти "распятием" как "черный романтизм", обрисовал "великолепный тяжелый крест (в форме буквы Х: вот ведь как запугали художников; никакого чтобы намека на религиозность), серые такие массивные бруски, хоть сейчас в музей истории пыток".
Удивительно - В. Курицын (в испуге?) забыл, что "крест в форме буквы Х" изображен на флаге ВМФ России и является государственным символом, а у христиан ассоциируется с крестом, на котором был распят и принял мученическую смерть Андрей Первозванный? Орден его имени учрежден Петром Великим. Так что мысль В. Курицына о музее пыток вполне естественна, в отличие от его двусмысленной фразы по поводу "распятия" Мавроматти - "Это мне и кажется ценным: - говорит он, - "зависание в моменте непродаваемости".
Девиз ордена Андрея Первозванного - "За Веру и Верность". Им награждали людей, которые "были средневековыми рыцарями по благородству и отваге, утонченные современной цивилизацией, вежливые, деликатные, знакомые с последним словом науки и искусства и при этом отличные солдаты". Так отзывался о русских гвардейцах 1820-х гг. польский офицер М. Чайковский, и добавлял: "Все славянство могло бы гордиться подобными офицерами" 2.
То, что "актуалисты", как правило, "косят" от армии, дело известное. Можно было бы не повторяться, оставив их в покое, однако, негодные к строевой службе сами не оставляют армию без внимания, понимая, что так же, как и традиционные религии, армия есть основа России. Расширять и изменять сознание общества, можно лишь расшатав, опорочив обе основы.
О. Мавроматти в заботах о разжигании межрелигиозной розни не забывает "актуализировать" и армейскую тему. Он выступил продюссером видеофильма "Зеленый слоник".
При каждом повороте фабулы фильма зритель оказывается шокированным заново, абсурдность происходящего все время увеличивается. "И каждый скачок в постепенном нарастании бреда, который и до того казался предельным, - рецензирует фильм В. Сальников, - вызывает желание остановить действие: достаточно! Оставьте следующую нелепость для другого фильма!"
Военнослужащие в фильме показаны копрофагами, провоцирующими друг друга, в результате "кончается все гомосексуальным насилием, самоубийством и еще одним убийством. Льется настоящая кровь (животных), экран завален реальными потрохами".
С одной стороны, В. Сальникова коробит ненормативная эстетика вперемежку с ненормативной лексикой "актуалистского" кино, с другой стороны, он надеется, что "фильм - первая ласточка какого-то иного искусства". Он поясняет: "В минувшее десятилетие попытки оторваться от наработанных приемов предпринимались отчасти теми же людьми, что и теперь (пример - "Конкурирующая программа "Нецезиудик"). В т.ч. и группой арт-активистов, в которую входят продюссер Олег Мавроматти, а также Император Вава, Алена Мартынова, а теперь и Светлана Баскова. Сейчас они называют себя русскими ситуционистами" 3. Для полноты впечатления добавим и А. Осмоловского, он играет старшего офицера.
Знакомые все лица. Резня по живому - эксклюзив, себя любимого на конвейер нарезки ставить жалко, хотя практика членовредительства у данных "актуалистов" солидная. Поэтому ими был найден логичный выход - увековечивание и тиражирование "акций" с помощью видео. Теперь можно будет узнать - у многих ли подобно В. Сальникову возникнет желание остановить фильм? У многих ли вызовут отвращение слова: "Родина дала им звездочки: Носи! А они: Нет, не хочу! Хочу есть говно!" 4 Рецензии из глубинки, думаем, не заставят себя ждать. Возможно, они и составят материал для прокуратуры по поводу возбуждения уголовного дела по факту пропаганды насилия, порнографии… В таком случае, не исключено, что, убоявшись тайного значения цифр какой-нибудь статьи УК РФ, угрожающей им, Мавроматти и вся съемочная группа по проторенной дорожке, вслед за Тер-Оганьяном, ужаснувшимся мистики числа ст. 282, побежит в чешский городок Бздец.

1. Радек №1. С. 12
2. Пресс-релиз выставки "За веру и верность. 300 лет Российской Императорской гвардии". СПб, Гос. Эрмитаж
3. Сальников В. Родина дала им звездочки… "ХЖ". №30-31. С. 59-61
4. Там же.


Деньги и власть – актуальный проект

Тенденция «актуалистов» выдавать свою деятельность за художественную, научную, общественно-культурную созвучна аналогичным тактикам многих сектантских организаций и секретных спецслужб. И это не случайно. Ж.-К. Фрер, рассматривая биографию Алистера Кроули, обнаруживает связь мага с тайными службами Великобритании, которая началась в середине 1910-х гг. Магу «было предложено оказать родине кое-какие услуги в сомнительной сфере военного шпионажа. Взамен ему была обещана полная безнаказанность. Все скандалы, виновником которых он явился и которые грозили перерасти в серию шумных судебных процессов, не получают отныне никакого хода» 1. Кроули был главой тайной сатанинской ложи «Орден восточного храма», тесно связанной с германскими оккультными группами, в нее входили будущие высокопоставленные главари СС. Он глубоко симпатизировал нацизму и лично Гитлеру. Во время войны Кроули написал свое последнее значительное произведение – «Книгу Тота». Он оставил множество учеников. Среди них – Лафайет Рональд Хаббард, основатель «авторской секты» Сайентологии, известной в России как Дианетика 2.
А. Дворкин в книге «Сектоведение» приводит примеры возбуждения судебных процессов и отказов секте Сайентологии в регистрации в различных странах Европы в связи с ее деструктивной деятельностью. В Греции имело место проникновение сайентологов в Разведывательное агенство. «Греческие газеты опубликовали сенсационные материалы о том, что среди изъятых в офисе сайентологов бумаг были обнаружены сверхсекретные планы военного аэродрома, так что вовлеченность сайентологической организации в разведывательную деятельность можно считать доказанной» 3. В ФРГ секта Сайентологии недавно была обвинена в подготовке государственного переворота 4.
На сходство Сайентологии и «актуализма» представлять свою деятельность как художественную, научную, общественно-культурную хочется обратить внимание читателя. И сайентологи, и «актуалисты» являются силой, используемой в психологической войне против традиционной общемировой культуры. И те, и другие хотят избавиться от традиции, как от хлама, не заслуживающего внимания в борьбе за утверждение нового духовного человека. Весь этот туман с научностью, философичностью и художественностью – не более чем средство для маскировки очень прозрачных целей – делать деньги и, как подчеркивал Хаббард, эволюционно прибирать к рукам власть. Только деньги и власть могут привести к реализации конечной цели – завоевания мира и установления нового порядка на земле, новой цивилизации и культа Сатаны 5 Деньги и власть – две темы, которые на протяжении 1990-х гг. муссировались в среде «актуалистов». Им было посвящено несколько проектов в Москве и Петербурге.
Сайентология популярна в среде «актуалистов». Свои идеи сайентологи до последнего времени успешно распространяли непосредственно на территории «современного искусства», обосновавшись на втором этаже «старой» Пушкинской 10, в знаменитом сквоте, где петербургские художники размещались до ремонта. Воздействие сайентологов не замедлило сказаться на коренном изменении деятельности «Галереи 21», находившейся с ними по соседству. Политика галереи стала ориентироваться исключительно на сайентологический курс коммуникации. Галерея отдавала предпочтение художественным проектам, вписывающимся в программу прививания навыков техники общения в рамках хаббардистских коммуникационных технологий. Так в «Галерее 21» возник сначала «Кибер-фемин-клуб», затем «Техно-Арт-Центр» и далее – «Галерея экспериментального звука», программа которых преследовала все то же расширение сознания.
Сегодня «Галерея 21» испытывает новые трудности – оказавшаяся активнее «Дианетики», одна из восточных сект вытесняет галерею с занимаемой ею площади.
Деньги, остаются лишь проектом на площадках галерей, в миру они – конкретная власть, способная превратить реальную территорию искусства – в виртуальную.

1. Фрер Ж.-К.. Сообщества Зла или Дьявол вчера и сегодня. М., Аграф, 2000. С.229
2. Дворкин А. Сектоведение. Издание Братство св. Александра Невского. 2000. С. 661
3. Там же, с. 205
4. Анти-сайентология. СПбГМТУ.1999. С.30
5. Там же, с.186–187


Тот станет всем

В свое время большевики пытались создать новый язык, вытравив из русского языка все, что связано с христианской цивилизацией.
"Кто определяет язык, тот определяет и мышление" - этот оруэлловский закон действует непреложно. Смена парадигм началась с изменения русского алфавита и орфографии. "Кто был ничем, тот станет всем" - пели новые люди, думая, что это они приобретают значительность и могущество.
Но, кто же он такой - тот, кто станет всем?
Каламбур, дьявольская усмешка заключена в данной игре слов. Тот - это имя древнеегипетского бога оккультизма, письменности и волшебных книг. И написание его имени с маленькой буквы не умаляло могущества божества в глазах реформаторов, прибегавших (подобно Кроули и эсэсовцам) к его помощи для изменения основы российского социокультурного уклада - русского языка.
Кассы свинцового шрифта, дореволюционного русского алфавита, были отправлены большевиками на переплавку. Буквы, став пулями, поражали открытых противников реформации языка - традиционного образа мысли. А скрытых врагов новой веры поражали с помощью могущества Тота, оккультно воздействуя на них помимо открытой пропаганды своих идей в текстах - "новоязом" множества книг. Новая орфография сатанински изощренно способствовала нейролингвистическому программированию населения. Она буквально освободила беса - дьявола. До революции это слово было в прямом смысле заклеймлено, его писали с ятем и буквой ер, твердым знаком. Ять своим крестиком и твердым знаком лишали силы врага рода человеческого. Реформа языка освободила его. "Вставай, проклятьем заклейменный", - это о нем. Безсильного реформа превращала в бес(а) сильного, безсмысленный оказывался бесом с мыслями. "Кто был ничем, тот станет всем…" А слово Бог, согласно новой, оккультной орфографии, надлежало писать с маленькой буквы.
Перечисленные примеры лежат на поверхности глубинного воздействия с помощью оккультного реформирования языка на расширение и изменение сознания всего российского населения, включая все его культурообразующие конфессии. Этот процесс продолжает развиваться, в том числе и благодаря Сайентологии и "Актуализму".
А. Дворкин приводит перечень некоторых "загруженных терминов", используемых сектантами для пущего наукообразия, для передачи скрытого смысла, для подмены понятий, и для затемнения сути их деструктивной деятельности. Он пишет, что многие секты изобретают свой собственный язык. Скажем, слово "традиционный" - плохое, оно в сознании сектантов вызывает негативные ассоциации. Человеческое тело заранее дегуманизируется такими "загруженными терминами", как "контейнер" и "оболочка". Самоубийство - "покидание планеты". Есть оккультный словарь, он через СМИ уже глубоко внедрен в лексикон российского общества. "Глобальная деревня", "новое мышление", "здесь и сейчас" и многие другие "загруженные термины" заставляют людей мыслить соответствующими категориями. Так они подвергаются психомутации. В словаре сайентологов под психомутацией понимается процедура, с помощью которой в краткий срок достигается тотальное промывание души или мозгов и появляются внешне обусловленные личностные изменения. В результате у человека происходит полная перестройка позиции по отношению к окружающему миру, который отныне рассматривается уже не как место существования, а исключительно как враждебная среда, обязательно подлежащая изменению. Стоит взять первый попавшийся материал о "современном искусстве", как уже в первых строках определена главная цель - самовыражаясь, переделать мир. Психомутанты проклинают и объявляют ничего не стоящими ценности "старого мира".
Кандидат философских наук Е.Н. Волков пишет: "Психологический анализ работ Р. Хаббарда и его последователей позволяет сделать вывод, что присутствующая в них маниакальная тема галактических заговоров отражает внутреннюю интенцию Сайентологии к заговорщической стратегии и тактике в осуществлении своих планов "очистки планеты и Вселенной""1. Можно догадаться, что означает "загруженный термин" - "очистка планеты". Не этот ли термин определяет апофеоз самовыражения "актуалистов" - глобальную модель сильного общения, вселенского скандала?

1. "Социально-психологическая экологическая экспертиза организации и деятельности "Церкви Сайентологии" и "Центров Дианетики". Н.Новгород, изд. НГУ.


Ритуальные жесты тайнописи

"Актуалисты", также как и сайентологи, чистку сознания начинают с замены языка. Простые истины легко произносить, но им трудно следовать, они требуют адекватных поступков, личной ответственности за сказанное. Все меняется, когда вместо речи (письма) используется так называемый текст. Он труднопроизносим, темен, но провоцирует свободу трактовки.
Придать значимость своему проекту, привлечь к созданию этой значимости эрудицию и фантазию зрителя, не сказав при этом ничего по существу - таков известный прием "актуалистов", взятый ими у сайентологов и других работников в жанре "подсознания". Квазинаучная, псевдоинтеллектуальная речь широко используется заматерелыми наследниками полурусского (по определению Пушкина) геттингенца в деле деконструкции российского общественного сознания. Дает себя знать "геном Ленского", проявляясь в современных авторах, пишущих туманно о туманном. Мы наблюдаем, как по российским журналам "шлейф невидимого тянется за видимым, Близь вводит в картину Даль. Силой же посредничества обладает Взгляд" 1.
Данная цитата представляет собой пример "загрузки" терминов. С грацией слона в посудной лавке, критик расширяет читательское сознание, - вводит в оборот некую "Близь", добиваясь псевдооккультного колорита в "актуалистском" новоязе. Подобного термина нет даже в словаре "Языкового расширения" А.И. Солженицына. Он - современный вариант "глоссалий", несвязных и бессмысленных звуков, выдаваемых за харизматический дар изъяснения на языке мудрости.
Топтание в пределах между великим и смешным оказывает реформирующим язык "актуалистам" медвежью услугу: вместо признания в них силы, способной переделать мир - сознание российского общества - они рискуют остаться в истории современного искусства маргинальной группой, имевшей переменный успех в субкультуре 1990-х гг. Сектантский характер этой группы не мог остаться вне поля зрения интересующихся проблемами языка. По выражению петербургского культуролога, кандидата искусствоведения, члена редколлегии "актуалистского" "ХЖ", Дм. Голынко-Вольфсона, феерически изменчивая социальность толкнула рассматриваемых нами интеллектуалов заняться "производством предельно герметичной и маньеристской тайнописи, преподнося ее как ритуальный жест принадлежности к интеллектуальному сообществу" 2.

1. Фоменко А. Внутри и снаружи. Мир дизайна. 3-4/2000. Trivium. С.V
2. "ХЖ" №28-29. 2000.с. 66


Дерридаризация "людоедского" лексикона

"Сколько условных "авторов" интерпретируют условную архаику?" - звучит вопрос, напоминающий уловку привокзальных цыганок - "мужчина, можно вас спросить", с которой они начинают свое мошенническое психовоздействие на клиента. И доверчивые, неофиты "актуализма", желая попасть в светлое будущее новой реальности, начинают подсчет предлагаемых условностей и, завороженные магией текста, ошибаются.
"Заявленное число версий обманчиво, - продолжает давать им установку очередной "актуалистский" гуру, - поскольку ни один "голос" не обладает неукоснительной идентифицированностью. Слоистость и вибрация заданы тексту в качестве формообразующего принципа; ритуальные компоненты комментируются структурно-филологической "рамкой", однако слово, " припечатывая" реальность, делает ее вполне миражной - реальностью нечитаемых имитаций подстрочника и галлюциногенного камлания, завороженного собственными тавтологиями" 1.
Предъявленный материал служит "подстрочником" медитаций, используемых строителями новых языковых реальностей не только в России, но и во всем мире, как следствие распространения процесса глобализации, породившего явление "актуализма".
Базон Брок, немецкий критик и теоретик современного искусства говорит, что воздействовать с целью манипуляции на конкретных людей в 20 в. можно было лишь посредством культурного пафоса, на доступном им языке. "Но в универсуме, в рамочных условиях цивилизации - свои динамические процессы, свое напряжение, культура тут уже не играет никакой роли. Самое фантастичное то, что современное искусство способствовало собственной ликвидации как феномена культуры (это называлось контркультурой), а затем перешло к ритуализированной процессуальности, к формальному творчеству, объект которого лишен всякого смысла" 2.
Лишение смысла в творчестве контркультуристов, о чем говорит Базон Брок, и то, чем упорно занимаются российские "актуалисты", в сайентологии названо переопределением. Хаббард поясняет, что стоит за этим термином: "Вся штука в том, что нужно переопределить слова так, чтобы они ради успеха пропагандиста означали нечто совершенно иное" 3.
Возвращаясь к образцам "нечитаемых имитаций подстрочника", скажем, что "текст" "актуалистов" предельно ритуализирован. Это выражается в обязательном, как правило, неоправданном, если не цитировании, то упоминании ключевых для "актуализма" имен, - от Лакана до Деррида, - то есть, в нарочитой дерридаризации текста. В результате текст выглядит стилистическим подобием мантр и представляет собой подготовленную форму для оккультного наполнения и нейролингвистического программирования, - зомбирования читателя.
Случись сейчас объявиться новым Ильфу и Петрову, они, принявшись описывать несколько расширенный лексикон сегодняшней Элочки Людоедки, вложили бы ей в уста "Барта" - для аналитики феномена модности; "Бодрийара" - для рефлексии над постиндустриальной системой товарного производства; Тодорова - для реабилитации фантастических жанров и т.д. 4 Железно!
Так оно и будет. Если "актуалисты" не перещеголяют и Оруэлла, и Ильфа с Петровым, введя для общения на темы современного искусства одно, но емкое, как ОМ, слово - "ХЖ".

1. "ХЖ" №28-29. 2000.с. 51
2. "ХЖ" №33. 2000.с. 14
3. Анти-сайентология. СПбГМТУ, 1999. С.204
4. Голынко-Вольфсон Д. К физиологии постсоветского интеллектуализма."ХЖ" №28-29. 2000.с. 66


Транснациональный жаргон

Если западные представители "актуализма" не скрывают того, что "современное искусство" способствует ликвидации культуры и служит инструментом для создания новой ритуализированной формы творчества, то российские миссионеры "актуализма" скрывают свои контркультурные цели. Они говорят о новой культуре довольно невнятно, по принципу хаббардистского переопределения.
"В нынешнем русском философском, арт-критическом или филологическом письме отсутствует свой отличительный язык, - делает вывод Дм. Голынко-Вольфсон. - Письмо это либо ориентируется на якобы элитные социальные поля (используя терминологию П. Бурдье), на нуворишский культурный истеблишмент, навязывая себя в качестве престижного транснационального жаргона (образцы которого можно почерпнуть в глянцевых журналах типа "ОМ", "Птюч", "Матадор"), и тогда оно, как правило, сводится к шаблонному набору рекомендаций, как стать модным, современным, счастливым и здоровым" 1.
Можно сказать, что петербургский культуролог, исследуя историю современной российской гуманитарной мысли, обнаруживает в попытках "актуалистов" вписаться в эту мысль - отсутствии ответственности, замещенное желанием обессмыслить ее переопределением и дерридаризацией. "В таком письме, - говорит культуролог, - завороженное жонглирование цитатами, центонами, интертекстами, эллиптическими конструкциями и многоярусными метафорами предельно затрудняет, а то и накладывает вето на возможность прямого высказывания. Кризис современной интеллектуальной критики разразился несмотря на миссионерско-просветительскую работу адептов западного теоретизирования (среди них Б. Гройс, В. и М. Тупицыны, И.П. Смирнов, М. Ямпольский, другие), на многократные прививки, казалось бы, самых хитовых зарубежных дискурсов (например, в серьезных теоретических изданиях вроде "Нового литературного обозрения" или в серии "Пирамида", познакомившей русского читателя с рядом харизматических имен - от Сьюзен Зонтаг до Октавио Паса). Многочисленные - на всем протяжении девяностых - инвестиции западной мудрости пошли столь же целенаправленно и бестолково в теневой трэш, как и инвестиции финансовые" 2. Кто был ничем…
Да, история не единожды показывала, что купленное у беса серебряное слово помогает тем, кто совершил с ним известную сделку. До поры. Однако, бес толково умея переводить купленные души в царство потусторонней теневой экономики, превращает своих клиентов в создания, пугающихся солнечных лучей. Они перестают отбрасывать тень, и при свете слова истинной мудрости от них шарахаются даже те, кто был прельщен серебром их слов в сумерках.

1. "ХЖ" Голынко-Вольфсон Д. К физиологии постсоветского интеллектуализма."ХЖ" №28-29. 2000.с. 65
2. "ХЖ" Там же.


Безумный двойник "актуализма" в провинциальном музее

Книга "Культурные герои 21 века" показывает искусство будущего глазами "актуалистов". Отрубленные головы, "акции" на кладбищах, туалет-интернет - вот жанры, которым отдается предпочтение в перспективе. В книге, в основном, проекты провинциальных художников. "Актуализм" распространяется по российским регионам. Эстетика этого движения, если вообще понятие эстетика применимо к провокациям и кощунствам, укореняется не только в столице. Как это становится возможным, и кто способствует насаждению "искусства и культуры вне добра и зла"?
Без помощи некоторых инициативных чиновников государственных учреждений такое движение было бы в принципе нереально.
Андрей Ерофеев, заведующий Коллекцией современного искусства Государственного музея-заповедника Царицино, согласно концепции, утвержденной Министерством культуры в 1994 г. занимается популяризацией новейших течений в современном искусстве. Разумная, вне сомнения идея, получает однобокое воплощение: современность в искусстве А. Ерофеевым понимается исключительно с позиций "актуализма".
А. Ковалев сообщает следующее: "Главный хранитель музея Царицино Л.Г. Клейман, вообще считает, что все это искусство (коллекция, собираемая А. Ерофеевым. - прим. авт.) не имеет никакого права храниться в музее по той причине, что не имеет никакого художественного качества". (www.sccamoscow.ru/kovalev/Organ.htm)
Напомним, что А. Ерофеев активный миссионер "актуализма", поощряющий вандализм таких героев контр-культуры, как А. Тер-Оганьян. И, если Маяковский когда-то говорил о новых художниках жизни: улицы - наши кисти, площади - наши палитры, то по Ерофееву топоры - кисти, а плахи - палитры "актуалистов". Там, где нет осквернения святынь, крови и экскрементов, там для куратора Государственной коллекции современного искусства нет современности. Кандидат искусствоведения полагает, что "перформанс А.С.Тер-Оганьяна не может быть предметом судебного преследования и разбирательства. Никакого состава преступления в действиях художника нет. Если, тем не менее, суд состоится, то по причинам не имеющим никакого отношения к творчеству А.С.Тер-Оганьяна. Речь идет о политическом, грубо сфабрикованном процессе, который лишний раз уронит образ нашей страны, выставив ее в самом непривлекательном свете, в качестве "царства тьмы и мракобесия"".
Какой наивный способ шантажа - забота об образе страны. Неужели там, где приветствуется "творческий порыв", подвигающий "художника" рубить топором иконы - там царство света и либерализма? Может быть, вопреки мнению мировой общественности, А. Ерофеев так же на официальном уровне попробует защитить талибов, уничтожающих памятники буддизма в Афганистане, а заодно пожурит эту самую мировую общественность - ведь она тоже рискует предстать "царством тьмы и мракобесия".
Выгораживая вандала, А. Ерофееву вторит директор Института Современного Искусства И.М. Бакштейн: "Часто, в этом своем радикальном качестве акционисты являлись предтечами революционных движений".
Сомнительная похвала, г-н Бакштейн. В посткоммунистической России протежировать революционера - равносильно разговору о веревке в доме повешенного. Странно слышать это от функционера от культуры, гордящегося своим антикоммунистическим прошлым.
Экспертиза А. Ерофеева и И. Бакштейна по поводу акта вандализма, совершенного А. Тер-Оганьяном, о котором мы уже написали, а также отзывы в защиту права "художника" на самовыражения, от многих симпатизантов "актуализма", позволяют говорить о заинтересованной группе лиц в продвижении неких "революционных" идей, используя свое служебное положение и доступ к СМИ. Они стимулируют развитие "актуализма", создают необходимую среду для постоянного деструктивного брожения умов, для утверждения идеологии перманентного разрушения как основы современного искусства. Это противоречит политике согласия и примирения, принятой руководством страны.
Понимая, что в регионах России традиционные взгляды на культуру и искусство не подвержены деформации в той степени, как в Москве и Петербурге, миссионеры "актуализма" насаждают его постепенно, но настойчиво. И дело движется.
Андрей Ерофеев уже говорит о "подъеме губернских городов Урала и Сибири". Он с радостью сообщает, насколько продвинулась экспансия разрушительного "актуализма" в регионы России. Еще в 1997 г. путешествуя за Уралом с выставкой "История в лицах", он наблюдал "культурную опустошенность и отсталость нашей провинции".
Музейным работникам российской глубинки любопытно было бы приглядеться и прислушаться к сеятелям неразумного, недоброго, но "актуального" - "настоящего".
"Огромные города - и почти ни одного живого художника. - Сетует, озабоченный судьбой провинциального искусства пропагандист "актуализма", напоминая этим обкомовца, которому "надо накормить народ". - Встречались отдельные интересные, колоритные личности, но "актуальных" художников, использующих общий, международный язык, приемы, подходы, практически не было. Само понятие провинции было еще каким-то постыдным, ибо связывалось с чем-то определенно отсталым, убогим, сирым, жалким. Как было объяснить людям, что их искусство симпатично, мило, но совершенно не актуально и не согласуется ни с тем, что происходит в мире, ни с тем, что творится вокруг?" 1
"Наша стратегия рассчитана на долгую и кропотливую работу", - говорит и Леонид Бажанов, бывший заместитель министра культуры РФ по вопросам изобразительного искусства, а ныне руководитель Государственного Всероссийского центра современного искусства при Минкульте РФ, также окормляющий провинцию "новейшими" методами разрушения культуры. - ГЦСИ организует выставки и работает над созданием Музея современного искусства, издает каталоги, книги, комплектует библиотеку и видеотеку. Главные ориентиры для ГЦСИ - Центр Помпиду, Институт современного искусства в Лондоне и Центр современного искусства и новых технологий в Карлсруэ. ( В Центре Ж. Помпиду, например, выставлялась коллекция отца сюрреализма А. Бретона, включавшая магические предметы, орудия пыток и садомазохистский инвентарь - прим авт.)
Разумеется, пока ГЦСИ - скромно учреждение с большими проблемами. Нам элементарно не хватает помещений! Хотя уже есть филиалы в Петербурге, Калининграде, Нижнем Новгороде. Причина нашего экспансионизма в том, что организаций, работающих с современным искусством, в России пока катастрофически мало.
Центр был открыт в 1992 году по моей инициативе. А решение принял тогдашний министр культуры Евгений Сидоров. Вообще же ГЦСИ предшествовала цепочка институций, начавшаяся с неформального перестроечного общества "Эрмитаж". Потом были Центр современной художественной культуры, ЦСИ на Якиманке - тоже независимые структуры. Но в какой-то момент стало ясно, что подобные общественные организации нежизнеспособны: в этом деле необходима поддержка государства.
Мы стараемся охватить очень широкий круг художественных явлений. Например, на Манифесте Центр поддерживал Анатолия Осмоловского - одного из признанных радикалов. На выставке "Фауна", прошедшей в прошлом году в Москве и Варшаве, нашим главным экспонентом был Олег Кулик".
Разумеется, в Третьяковскую галерею Осмоловского, Кулика и других одиозных личностей пока пускать - себе дороже, рассуждают резиденты "актуализма", занимающие должности госчиновников от культуры. Россия, по словам А. Ерофеева, не далеко ушла от состояния "царства тьмы и мракобесия", поэтому они занимаются тактикой ползучей контркультуры, показывая в Москве и за рубежом одно "искусство", а в провинции - другое.
"В российской провинции современного искусства просто не знают, поэтому начинать с демонстрации радикальных объектов было бы глупо, - откровенничает Л. Бажанов. - Главное, что не только публику, но и профессионалов в глубинке приходится приучать к авангарду постепенно: выставку "Безумный двойник" в Екатеринбурге именно местные деятели искусства подвергли очень жесткой критике, написали почти донос в городскую администрацию. Мы вовсе не хотим оскорблять чьи бы то ни было художественные вкусы и прекрасно понимаем, чем объясняется негативное отношение консерваторов из числа провинциальной интеллигенции к contemporary art. Самые большие недоброжелатели современного искусства - не зрители, а остатки региональных отделений Союза художников. Не приходится ждать поддержки и от невежественных местных администраторов разного уровня. Да и провинциальные музеи часто не обеспечены компетентными сотрудниками, которые знали бы современное искусство. В целом картина плачевная, но не безнадежная. В Новосибирске, Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Нижнем Тагиле ситуация лучше, чем в других регионах. Наша стратегия рассчитана на долгую и кропотливую работу по просвещению провинции. Мы знаем, что в одном месте можно показывать актуальное искусство, а в другом - пока нет. Если в прошлом году мы отвезли на Урал выставку традиционную, то в этом планируем уже более радикальную. Процесс идет поступательно. На Западе зрителя "воспитывают" уже давно, и особых затруднений с пониманием там не возникает" 2.
В деле развращения российской провинции "актуализмом" принимает участие вездесущий Фонд Сороса. Он выкупает значительную часть тиража журнала "ХЖ", рупора "актуализма", и комплектует им провинциальные библиотеки, давно не получающие журналов о нормальном искусстве. Также Фонд Сороса активно поддерживает грантами начинающих региональных "актуалиств".

1. Ерофеев А. Подъем губернских городов Урала и Сибири. "Культурные герои 21 века". GIF. 1999. С.35
2. Из беседы В. Сальникова с Л. Бажановым


Философии абсолютного эгоизма

"Сатанизм, на взгляд большинства, это темный кровавый культ, сопровождающийся человеческими жертвоприношениями, растлением детей и разнузданными оргиями. Церковь Антона ЛаВея использует (известные, в основном, по фильмам ужасов) ритуальные элементы поклонения Князю Тьмы, но при этом утверждает, что никакого дьявола с рогами и хвостом не существует, и единственным божеством для человека должен быть он сам. Фактически, это философия абсолютного эгоизма. Один из современных иерархов Сатанинской церкви определяет сатанизм так: атеизм, самоуглубленность и интерес к магии. ЛаВей формулировал короче: "Сатанизм - это свободомыслие" 1.
Это отрывок из популярного введения в сатанизм, написанного для российских подростков в популярном журнале "ОМ" Дмитрием Волчеком, бывшим петербуржцем, обосновавшимся в Праге, редактором "Радио Свобода". Радиостанция, изрядно преуспевшая в прививании сатанинского "свободомыслия" российским слушателям, нашла замечательного сотрудника в лице Д. Волчека, "человека с удивительным вкусом к патологическому в искусстве", как его отрекомендовал журнал "ОМ" 2. Любопытна также оценка поэта и критика А. Скидана: " Хорош "Кодекс гибели " Д. Волчека (комиксы-страшилки, замешанные на оккульт-нац-садизме, но с поразительной интонацией и синтаксическим изяществом, выдающим презрение ко всему, в том числе литературе)" 3.
Насаждение философии абсолютного эгоизма становится все более актуальной для подготовки окончательного расщепления российского общества. Проводниками этой политики оказываются "актуальное искусство", теснейшим образом переплетенное с массовой культурой.
Сатанизм, в частности, Церквовь ЛаВея, оказала серьезное воздействие на массовую культуру и шоу-бизнес, - пишет Д. Волчек. Дьявольское влияние очевидно и в среде российских "актуалистов", обладающих поразительными способностями к переимчивости. Именно так - в подражании - они понимают свое свободомыслие. ЛаВей держал у себя леопарда. И А.Осмоловский также устраивает "акцию" с леопардами. ЛаВей провозгласил свою бывшую любовницу Мерилин Монро "сатанинской мадонной 21 века". И "сатанинская богиня - страстная, порочная, соблазнительная" становится вторым "я" Владислава Мамышева, чья вторичность, как это ни странно, сделала его самым знаменитым трансвеститом и культовой фигурой в среде московских "актуалистов". Поскольку это явление не сразу вошло в российскую действительность 1990-х гг., то В. Мамышев был записан по разряду современного искусства 4. В 1979 г. в журнале Gloven Hoof ("Раздвоенное копыто") появилась статья ЛаВея, в которой он объявил важной задачей сатанистов - создание "искусственных компаньонов человека". И уже в наше время "некромантики" Евгений Юфит и Владимир Маслов сняли фильм "Серебряные головы", в котором, будто по заветам ЛаВея "группа ученых проводит эксперимент по созданию нового человека, обладающего сверхъестественными способностями. По ходу дела они ставят опыты на себе и даже выводят неких "z-индивидуумов". Е. Юфит обозначил эту область интересов "некрореалистов" "этнографическим sciencefiction", в котором наука проявляется как суицидально-деструктивное проявление человеческого сознания 5. После съемок этого фильма сценарист, изображавший самоубийство, неожиданно умирает. Внимательный читатель нашел в нашей книге не один пример подражания "актуалистов" сатанинскому "свободомыслию", выражающемуся в их высказываниях, действиях и намерениях.
Подражание, мода преходящи. Кто-то из художников оставляет сатанинские игры, устав от их мрачного "красно-коричневого" фона, кто-то из них уходит из жизни, оставляя современников в недоумении. Но… "шоу должно продолжаться!". И действительность, возведенная "актуалистами" в степень искусства, разыгрывает свои мистерии, дьявольски пародируя игры "храбрых безумцев", доводя их до высших пределов самовыражение.

1. Волчек Д. Ад раскрылся. "ОМ" № 24, апрель 1998. С.95
2. Там же, с.10
3. Я бы предпочел неуклонную суверенность… "На дне" № 6 (107). 16-31 марта 2001
4. "ОМ" № 24, апрель 1998. С. 60
5. Артюх А. Некромантики-98. Назад к неандертальцам. "ОМ" № 24, апрель 1998. С.74


Задание Гитлера

Мистер Чапмен, до того как убить Д. Леннона подражал ему во всем, даже женился на японке. Он так вошел в роль, что посчитал себя настоящим Ленноном, а "самозванца" решил уничтожить. Чапмен был одержимым и признавался впоследствии, как сильно мучился, и как его сломил вселившийся в него дух разрушения, толкавший на преступление. Подобные случаи, увы, не редки.
Владислав Мамышев в сектантском журнале "Дантес", в редакцию которого также входит Д. Волчек, вскользь упоминает о "сигналах волшебника Мерлина", который приказал ему "перевоплотиться в самую любимую из женщин - Мерилин Монро". Не трудно догадаться, откуда шли эти сигналы, когда он с гордостью сообщает о том, что репродукция его картины Горбачева-женщины "висела над столом директора Радиостанции "Свобода" в Мюнхене" 1. Мамышев грезил Мюнхеном с девятого класса, когда на него, учащегося школы № 27 по кличке "Гитлер", предводителя неофашистской молодежной организации Васильевского района в 1985 г. было заведено "Дело". "Разве не откровение - обнаружить в своей внешности черты сходства с интересующим тебя объектом?" - спрашивал себя будущий "актуалист", раздавленный наваждением. - Это было независимо от моего желания, словно важное задание, которое не обдумывают. Задание, данное богом? Гитлером? Шизофренией? Это не важно, главное, что я его выполнил. Теперь я могу спокойно ощущать себя Гитлером, а благодаря внешнему сходству, щедро отпущенному мне природой - вообще быть им" 2.
Признание культовой фигуры "актуалистов" о получении им тайных сигналов, его разговоры о своей секретной миссии распространителя тайных знаков, вера в магическую силу перевоплощения подтверждает убежденность исследователей феномена тоталитарных сект в том, что изменению сознания способствует оккультизм и поклонение идолам. Историк современного искусства А.Л. Хлобыстин утверждает, что "трансвестизм подобен слышанью голосов, повелевающих радикально менять судьбу, что приближает трансвестита к очаровательному образу фатального пути" 3. Он приводит несколько оснований, на которых возникает это явление, среди них "шаманизм, архитипические народные мистерии, анархизм, маскировка, преступный мир, мир богемы" 4.
Оборотень-монрогитлер Мамышев, возможно, не дошел до кровавых преступлений, благодаря вовремя открытому на него Делу I-1256 от 09.06.1999 г. в Куйбышевском федеральном суде С. Петербурга. Суд приговорил его по ст.73 УК РФ за незаконное приобретение и хранение героина в крупном размере к году лишения свободы условно. Его последователи пошли по пути шаманизма до конца.
Через три месяца после дела Мамышева, в августе 1999 г. "петербуржцы были шокированы сообщением местных СМИ о задержании группы местных сатанистов. Банду возглавлял 19-летний педераст, психопат и наркоман Михаил Заика, известный также в гомосексуальных кругах города под кличками Гитлер и Ди Каприо. Следствию удалось доказать четыре ритуальных убийства и одно разбойное нападение, совершенное сатанистами" 5.
Убийства начались в 1997 г. Ди Каприо-Гитлер имел подпольную химическую лабораторию, где изготавливались наркотики. Своим жертвам вместо наркотика он вводил в вену аминазин, препарат с парализующим эффектом, затем с сообщниками перерезал горло.
Настоящая вакханалия убийств началась, когда он нашел идеального напарника - "Кондрашов был под стать Гитлеру и полностью разделял его убеждения". Перед убийствами они срезали с шеи жертвы кусок кожи - "этот фетиш был нужен сатанистам, чтобы завладеть душой убитого и лишь потом отрезали голову. Ритуальное убийство сопровождалось чтением сатанинских псалмов" 6. Они творили культовые обряды на Шуваловском кладбище, после чего рядом, на 1-м Суздальском озере совершали убийства.
Для тех, кто мало знает Петербург, сообщаем, что этот район - мистическое место, где любил бывать А. Блок, там он сочинил свою "Незнакомку". В этом дачном предместье Петербурга по приказу агента-провокатора Азефа был убит Георгий Гапон. Туда же большевики привезли сжигать потревоженный ими прах Г. Распутина.
Кондрашов, после очередного жертвоприношения решил скрыться из города. Зная о чудесных перевоплощениях своего кумира - оборотня-монрогитлера, он применил опыт трансвестита - "переодетый в женское платье сатанист уже был готов отправиться на вокзал и уехать в Североморск" 7. Вскоре поймали и М. Заику. "Гей клюнул на приманку оперов встретиться в интимной обстановке. Правда, на свидание Гитлер на всякий случай прихватил ритуальный кинжал" 8.
При обыске у сатаниста нашли портреты Гитлера и Мамышева в виде Гитлера, а также "предметы отправления сатанинских культов - ритуальный кинжал, палку-рогатину, деревянный кол и кусок кожи убитого сатанистами Володи Васильева. Кожа была заспиртована во флаконе из-под французских духов под названием "Черная смерть"9. Сатанист желал сильного общения с потусторонним миром, жаждал власти и хотел добиться этого с помощью оккультизма и химии, - у него было обнаружено несметное количество синтетических наркотиков и сильнодействующих ядов. Он работал над синтезированием зарина, смертельно опасного яда, который использовала тоталитарная секта Аум Сенрике в токийском метро.

1. Мамышев В. Моя автобиография. "Дантес" № 2. СПб. 1999. С.17
2. Мамышев В. Куда я попал? "Дантес" № 2. СПб. 1999. С.19-20
3. Хлобыстин А. Мерлин Махно. "Дантес" № 2. СПб. 1999. С.53
4. Там же.
5. Убийцы поклонялись сатане. Петербург-экспресс. №46 (200), 29. 11. 2000
6. Там же.
7. Там же.
8. Там же.
9. Там же


Реанимация варваров

Мы не случайно вспоминали о "Радио Свобода". Эта радиостанция до сих пор находится на острие "психологической войны" против России, помогая ее населению и всей мировой общественности совершать, как сказал Оруэл, "бесконечную цепь побед над собственной памятью". Давно ли Россию называли "тюрьмой народов", а СССР - "империей зла", давно ли в США многие, благодаря пропаганде, представляли русские города, по которым разгуливают медведи и похожие на медведей свирепые люди?
Не стало "железного занавеса" и общественность Запада увидела, то, что всегда знали аналитики ЦРУ, но скрывали от нее.
Еще во времена Г. Трумэна был подготовлен документ "Психологическое наступление против СССР. Цели и задачи".1 В нем говорилось об идентичности моральных и этических ценностей русского народа с ценностями "свободного мира". В Задаче №1 в пункте б) этого документа подчеркивался "исторический вклад русских в различных творческих сферах свободного мира: философии, искусстве и науке - всегда признавался и уважался". В следующем пункте сказано: " Политические и этические идеалы русского народа в основе такие же, как на Западе, ибо они проистекают из тех же духовных источников". После распада СССР в этом могли удостовериться все, имеющие непредубежденный взгляд на Россию и ее народ. И в то же самое время возникает существенная угроза для привычного функционирования системы антироссийских спецслужб и пропагандистских организаций. Состояние паники в штабах подобных ведомств описано в "Исчезновении варваров" Э. Лимонова.
Если русские - носители общечеловеческих ценностей, то от них не может исходить угроза цивилизованному миру: не могут же они угрожать носителям этих ценностей, - людям, таким же, как они сами? И для чего тогда оплачивать подрывную деятельность против России?
Такие вопросы не замедлили бы очень скоро задать западные налогоплательщики своим правительствам. Но они не успели это сделать. Спецслужбы вбрасывают в западное массовое сознание мысль о том, что население новой России якобы не справляется с нахлынувшей на него свободой и демократией, и что в глубинах народного сознания пробуждаются отвратительные, конечно, варварские тенденции бунтарства. Второй раз за полувековую историю спецслужбы Запада приступают к формированию эстетического образа врага в лице России. Под этот актуальный проект отпускаются средства для визуализации идеи. И очень скоро западный человек увидел и на ТВ, и в глянцевых журналах, и в самых дешевых газетах реанимированные спецслужбами и "благотворительными" фондами образы варваров. Он увидел человека-собаку О. Кулика, кусающего европейцев, демонстрирующего зоофилические наклонности, проповедующего модифицирующую человека "зоофрению". Увидел А. Бренера, кричащего о захвате власти, путающего идентификацию с дефекацией - гадящего в русских музеях и уничтожающего экспонаты в зарубежных. Западный обыватель увидел позирующего А. Осмоловского с отрезанной женской головой и надписью по-английски - "Хаос - мой дом".
Хаос, - с тревогой думает среднеевропеец, - как хаос, когда мы строим Новый Мировой Порядок? Неужели, Россия опять несет в себе угрозу всемирного хаоса?

1. “Psychological Offensive vis-a-vis the USSR. Objectives, Tasks and Times”, pp. 1, 3-5. Harry S. Truman. Library, President’s Secretary File.


Послесловие

Самовыражение вместо выразительности

Во время Перестройки в России появились зарубежные "благотворительные" фонды с инициативой построения "открытого общества" на развалинах "империи зла". Фонды щедро субсидировали создание и внедрение программ по изменению сознания российского населения. В 1990-е гг. появились так называемые "соросовские учебники", искажающие русскую литературу и историю. Работа перепрограммирования сознания нового российского гражданина продолжается до сих пор.
В 2000 г. в издательстве "Трилистник" вышла книга "Русское искусство ХХ века". "Наиболее заметным явлением на московской художественной сцене 1990-х годов, - для ее автора, Е. Деготь, - стал акционизм, искусство жестоких, порой эксгибиционистских перформансов, в которых актуализированы телесность и физическая опасность".
Е. Деготь считает, что русское искусство XX века "двигалось к неким идеям того же размаха, что и христианские, двигалось само, без курса, указанного безусловной традицией, ставя перед собой только неразрешимые задачи и не боясь, когда это было необходимо, сбрасывать с борта балласт красоты, совершенства и благополучия".
В сказанном нет противоречий. Единственное уточнение: вместо слов русское искусство следует читать "актуальное искусство", подменившее самовыражением художника - выразительность формы и содержания, то, к чему всегда стремилось русское искусство, - классика и авангард. Ну, а что это за идеи, к которым движутся "актуалисты", сбрасывая "балласт красоты, совершенства и благополучия", предельно ясно изложено в этой книге - это сатанинская одержимость культом собственной личности. Е. Деготь уточняет, что "художник конца XX века берет на себя роль не столько создателя форм, сколько менеджера". Тут критику следовало бы все же сослаться на Питера Вайбеля, директора Центра медиативных технологий в Карлсруэ, которому она подобострастно смотрела в рот на его петербургских лекциях летом 2000 г.
П. Вайбель жестко обрисовал сервильное будущее менеджеров-коммуникаторов, в котором от художника уже не требуется даже самовыражение: он будет делать то, что ему прикажут. Это - реальность: "современные авангардистские художники кардинально меняют свой метод работы и… начинают ориентироваться не на производство, а на сервис"1. Они начинают обслуживать кураторов и идеи, которые те по указке "добрых немцев" подкладывают некогда свободным художникам.
Не одному из художников, прельстившемуся странными "размашистыми идеями", нетрадиционная художественная ориентация сослужила печальную службу. Кто-то повредился в рассудке. Кто-то добровольно или с чьей-то помощью ушел из жизни. Кто-то, подвергнутый внушению вседозволенности, жалованной артисту оборотнями - кураторами, критиками и галеристами, преступил моральные запреты, не выдержал роли и отправился на чужбину, где о былой воле можно только мечтать… И все эти безумства - ради "нескольких строчек в газете", в "актуалистских" изданиях, написанных смеющимися над ними кураторами и критиками. Они создают на изломанных судьбах художников свой материальный и политический капитал, отчитываясь за модификацию освобождаемых ими от остатков художественности российских авторов колонками неподдающегося расшифровке текста на энохийском языке. И никто из них не повредился в рассудке, - куда там! - они только жиреют, уткнувшись в корыта с "филантропическими" долларами фондов Сороса и Форда, захватывая должности в государственных институциях культуры. Кидая художникам жалкие подачки - гранты, эти вампиры обескровливают часто изначально талантливых людей, делая их ни на что, кроме мерзостей "актуализма" не способными, и, отказываясь от них, как только посчитают этих бедняг отработанным материалом.
Сатанинский бал "актуализма" 1990-х гг. в Москве и Петербурге подходит к концу, ушли в историческое небытие описанные нами самовыраженцы - "актуальные художники", но Молох разрушения требует для жертвоприношений новых "русских мальчиков, доверчивых и жадных". Его жрецы, вся эта кураторская нечисть, запустила свои жала в сердцевину России - ее регионы. И также, как в 15 в. французские крестьянки прятали своих детей от рыскающих по деревням слуг чудовищного Жиля де Реца, в начале 21 в. следует защитить талантливую молодежь российской глубинки, по которой рыщут извращенцы-кураторы.

1. Вайбель П. Возможности и условия существования искусства в будущем. Сборник статей Media Art Fest 2000. "НоМИ" 2000. С.9.



ЖЕРТВЫ ИСКУССТВА

“Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В тиши задумчивой клозета
Он простодушно погружен”.

Владлен Гаврильчик

"Искусство петербуржцев,
жертвенности и жертвоприношений"

Вадим Овчинников

Опошленное выражение – «искусство требует жертв» справедливо относительно современного искусства в буквальном смысле слова. Оно, как ненасытный Молох требует все новых невинных жертв и уродует тела и души своих служителей. О лжи, скуке, зависти, корыстолюбии, пронизывающих этот мир говорить уже просто не интересно: существует большое количество художников-падальщиков, добывающих хлеб насущный такого рода критикой, питающихся разлагающимся, когда-то прекрасным телом искусства. Их существование необходимо современному арт-миру для поддержания своей гнилостной природы.

Искусство, как форма магии, основано на индивидуальной жертве конкретного художника. В русской традиции нового времени это называлось «самосовершенствование», «самоломанность», «наступание на горло собственной песне», «самовоспитание» и т.д. Энергетика искусства так называемых «актуальных» художников, наоборот, строится на преодолении коммунальных моральных запретов, на паразитизме и манипуляторстве. Но черт с ними – с сопляками, строящими картонные баррикады, живущими на деньги фондов и рынка, которые они же и ниспровергают; с публикой и толстосумами-коллекционерами с лапшой «дискурсивной» критики на ушах; с черным роем вернисажных тусовок, делающих карьеру в злобе и лицемерии. Все-таки есть надежда, что человеку вдруг наскучит ложь и его душа обретет благородство и веселость.

Опасность для простака, желающего поспекулировать на искусстве, исходит не только от его собственных действий, но и природы современного искусства. Оно порождает ложь, мягкотелость и потворствует им. Циничный взгляд на творчество делает людей, потерявших чувство возвышенного, беззащитными. Современное искусство искушает низкими, плутовскими авантюрами («халявой по жизни») и сейчас к жертвам искусства относятся не только собственно художники. Объявив себя художниками, под удар себя ставят и вовсе беззащитные зяблики – кураторы. Они деградируют особенно быстро.

Современные художники обычно вспоминают о магических корнях искусства, чтобы потешить свои сверхчеловеческие амбиции, не замечая, что сами становятся жертвами таинственных и опасных сил. Художественные образы, слова и звуки обладают волшебной силой и требуют большой осторожности в обращении, о чем не раз говорилось в классической литературе. Вспомним автопортрет Кирхнера в военной форме с культей вместо руки. В последствии, во время войны, он был ранен именно в это место. Известен портрет Аполлинера с мишенью на голове работы Пикабиа. Ранение в голову в итоге привело к смерти поэта.

Внешне жертвы делятся на тех, кого уродует современное искусство (убивает, калечит, сводит с ума, заставляет терять человеческий облик) и тех, кто сам себя уродует, бесконечно продлевая инфантильную инициацию (ужас-удовольствие от порезов, кастрации, дырок; «мастурбация» на табуированные отеческим социумом зоны; шантаж: «я пойду гулять без шапочки, у меня ушки отмерзнут, тут-то вы все будете плакать»).

Известны случаи, когда произведения современного искусства буквально убивали людей, как это было в Нью-Йорке, когда гигантская скульптура Ричарда Сера задавила рабочего. Трагедией закончилась и одна из акций Кристо с металлическими зонтами. Большое число несчастных случаев происходит среди художников, работающих с техникой. Так, взрыв запускаемой ракеты изуродовал руку Марка Поли – основателя Survival Research Laboratories.

На протяжении последних десятилетий художники, издевающиеся над собой - добровольные жертвы искусства проявляли особую активность. «Классический» образ такой жертвы современного искусства восходит к флагелянству религиозных фанатиков. Пророком столь успешного сейчас способа «служения искусству» можно считать Ван Гога, отрезавшего себе ухо 23 февраля 1888 года и отославшего его проститутке. В 1960-е годы модернистски ориентированные художники превращают «художественные» автожертвоприношения и флагелянство в распространенный жанр. Обычно такого рода членовредительство называют акциями или перформансами и совершают их для средств массовой информации, выполняющих одновременно роль отеческого наблюдателя и насильника-провокатора. Так, например московский акционист Мавромати, распявший себя на кресте в галерее Гельмана на вопрос журналистов о смысле его действий, ответил: «Чтобы был информационный прецедент».

В художественной среде популярна трагическая история безымянного японского художника-камикадзе, ставшего жертвой идеологии абстрактного экспрессионизма. Спрыгнув с дома на растеленный внизу холст он расквасил себя как емкость с краской для создания живописной абстракции, тем самым совершив якобы абсолютно предельный авторский жест.

Австриец из Инсбрука Рудольф Шварцкоглер, самоистязаниями довел себя до смерти в 1969 году. Он прославился тем, что во время акции сам себя кастрировал. Австрийское движение, театрализировавшее кровавые жертвоприношения, получившее название Венский Акционизм, прямо апеллировало к антихудожественной эстетике. Эти акции, лишенные в отличии древних ритуалов реальной традиционной почвы вскоре выродились в высокопарные буржуазные шоу, в которых особенно преуспевает Герман Ницш.

В 1971 году в городке Венеция, штат Калифорния студент Крис Бердн попросил своего приятеля прострелить себе левую руку, назвав свое «произведение» “Shooting Piece”, после чего стал регулярно повторять акции, связанные с телесным риском.

Ритуализация приченения себе боли и увечий в конце 60-х – начале 70-х стало самостоятельным жанром, массовой манией распространяющейся среди художников повсюду – от Белграда где публичные кровавые сцены устраивала Марина Абрамович, до Парижа, где Жина Пан поджаривала себя на железной кровати (акция «Автопортрет», часть 1, 1972 год). В семидесятые годы членовредительство, резанье тела и всякое физическое самоугнетение распространяется среди панковской молодежи.

К концу столетия самые изощренные способы демонстративных самоистязаний были повторены художниками по много раз. Художник Фленеган зашил себе рот. В середине девяностых его «подвиг» повторили два молодых москвича, оставшиеся к их отчаянью в забвении, так как по неопытности не позаботились о фото фиксации. Стеларк подвешивался на крюках, зацепленных за кожу над нью-йоркской улицей. В конце 80-х он стал превращать себя в робота, вживляя в тело электроды и двигаясь по команде компьютера. Художница Орлан прославилась тем, что уродует себя бесконечными пластическими операциями. Флац, совершенно голый, просил публику метать в него стрелы. Кулик позволил изнасиловать себя собаке, кушал собачью пищу, голый жил в будке и лизал задницы американцам. Эрик Хобайн стоит голый под струей огнемета, управляемой компьютером, называя это «Машиной самоубийства».
Жанр самоистязания постепенно стал приедаться, восприниматься безразлично или как клоунада: порно индустрия делает тоже самое гораздо эффектнее, а сектанты и сатанисты куда как серьезнее. Целый ряд сметливых художников пришли к простой истине, что вовсе нет необходимости рисковать собой, чтобы прослыть радикалом. Так, украинцы Савадов и Сенченко делают постановку и снимают брутальное распятие некоего киевлянина на Андреевском спуске, а члены московской группы АЕС фотографируются с бутафорскими кишками наружу. Но это уже не физические, а моральные уроды.

Андрей Хлобыстин


Приложение

Заключение эксперта.
г. Москва, 09. 02. 99

Эксперт Морозов А.И., доктор искусствоведения, профессор, заведующий кафедрой истории отечественного искусства Исторического факультета МГУ им. Ломоносова.

В соответствии с постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры г. Москвы Крылова Ю.Ю. по материалам уголовного дела N 202275 мною была проведена следующая экспертиза.
На разрешение эксперта были поставлены вопросы:
– Можно ли действия Тер-Оганьяна по разрубанию икон отнести к какому-либо направлению в современном искусстве, если да, то к какому?
– Можно ли эти действия отнести к современному авангардизму, если да, то почему?

Изучив документы, протокол допроса Тер-Оганьяна, фототаблицу, прихожу к следующему заключению.
По первому вопросу:
Современному искусству не известно какое-либо направление, предполагающее подобные действия в отношении объекта, имеющего религиозную значимость. Отдельные акции зарубежных художников, которые воспринимаются как оскорбление религиозного чувства (см. статью М. Орловой «Доведение радикализма до идиотизма» в газете «Коммерсанть»), никакого творческого направления не составляют и не находят поддержки ни у публики, ни у специалистов-искусствоведов. По утверждению Тер-Оганьяна, его акция не имела касательства к сфере религиозного сознания, по носила сугубо художественный характер, поскольку происходила не в храме, а в выставочном зале. Суждение, будто все находящееся или происходящее в помещении для художественных выставок уже по одной этой причине должно рассматриваться как искусство, не может быть признано справедливым. Чтобы считаться искусством, соответствующий объект или акция по своему замыслу и форме выражения должны иметь специфические признаки художественного творчества, которые в акции Тер-Оганьяна не наблюдаются.
Вывод. По указанным причинам действия Тер-Оганьяна по разрубанию икон невозможно считать ни проявлением какого-то направления в современном искусстве, ни явлением искусства вообще.

По второму вопросу:
Действия Тер-Оганьяна имеют внешнее сходство с акциями художников-концептуалистов, представляющих одно из течений современного авангардизма. Практика авангарда также изначально предполагает атмосферу скандала, вызывающее, эпатирующее публику поведение художника, чем отличалась и акция Тер-Оганьяна. Однако произведения либо акции авангарда, в том числе, концептуализма, характеризуются, в первую очередь, наличием некоторого творческого открытия-изобретения. Ничего подобного акция Тер-Оганьяна не содержала.
Вывод. Тер-Оганьян претендует на престижный в наших условиях статус художника-авангардиста, однако его действия по разрубанию икон можно считать не более чем примитивной имитацией отдельных моментов практики авангардизма.



ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВОЛЯ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
2001